42 года, Благочинный Нижневартовского благочиния, настоятель Прихода храма Рождества Христова, трое детей.

текст Марина Грей  фото Владимир Бабенко

«Когда внутри себя человек счастье найдёт, тогда он сможет в своё счастье впустить уже и всё остальное – карьеру, супруга/гу, детей»

Помыслить вслух на эту тему мне поможет протоиерей Сергий Шевченко, Благочинный Нижневартовского благочиния, настоятель Прихода храма Рождества Христова.

МГ: Мы много от чего зависим – от погоды, от настроения. У каждого свои зависимости: в еде, в одежде, в обществе. Кто­то «загоняется» по своим зависимостям, ставя их во главу своего существования, кто­то с ними борется успешно или не очень, кто­то даже обращается к специалистам. С какими зависимостями Вам приходится чаще встречаться? И вообще, зависимость ­ это хорошо или плохо?

О.Сергий: Как некая техническая характеристика «зависимость» нужна человеку, чтобы выстраивать свою жизнь более­менее предсказуемо для самого себя хотя бы. Какие­то вещи, на которые человек надеется и, соответственно, от них зависит, они должны присутствовать в жизни. Это может быть дружба, доверие, уверенность в другом человеке, уверенность в завтрашнем дне, уверенность в своем здоровье. Понятно, что на 100% ни в чем нельзя быть уверенным, даже есть такая народная  поговорка ­ «От тюрьмы да сумы не зарекайся», т.е. неизвестно, что будет, но тем не менее человек хочет и стремится хоть к какой­то стабильности. Это одна из причин, почему человек становится зависимым и почему расстраивается, если вдруг идёт всё не по плану.

МГ: Если посмотреть на ситуацию со стороны плохих зависимостей, таких как: алкоголизм, игромания, да и вообще любых маний, как Вы думаете, почему такие зависимости появляются и что с этим делать?

О.Сергий: Такие зависимости, а порой их можно назвать болезнями, начинаются, прежде всего, с пустоты. В человеке нет того, ради чего он живёт, что он любит, что ценит. Соответственно, у человека начинает работать какой­то внутренний жизненный  потенциал ­ он начинает искать. На что он ориентируется? Как правило, большую роль играет воспитание, окружение, то общество, в котором человек живет. Скорее всего, такой человек будет зависеть от страстей. Будет на них ориентироваться, а следствием как раз станет падение человека. Алкоголизм, наркомания и так далее. Подобных зависимостей не может быть там, где человек зависит от вещей хороших.

«Плохие зависимости, а порой их можно назвать болезнями, начинаются, прежде всего, с пустоты. В человеке нет того, ради чего он живёт, что он любит, что ценит»

МГ: А что в Вашем понимании «хорошие» зависимости?

О.Сергий: У нас сейчас часто можно услышать в обществе: «Я, т.е. человек, сам есть мерило ценностей. Я говорю, что хорошо, а что плохо, я сам  решаю. А какие­то общечеловеческие понятия для меня не существуют. Или я должен до них дойти, а я пока ещё не дошёл!» Вот такие понятия сейчас существуют. Лично для меня, как для человека верующего, понятие «хорошо» лучше всего выражено в Заповедях – возлюбить Бога, возлюбить человека. Это идеально с моей точки зрения. К этому нужно стремиться. Иногда свои личные взгляды или привязанности должны уступать. Иначе получится, что я обманусь и пойду по пути, возможно, более яркому, более привлекательному, но в итоге будет опять крах, падение, разочарование, расстройство, т.е. то, что священник часто видит, когда общается с людьми в приходе. Есть хорошие зависимости в человеке и надо их использовать, например, зависимости в плане отношений. Т.е. можно человека своим правильным поведением, сделать зависимым от такого поведения.

МГ: А не получится ли тогда манипуляция этим человеком? Из серии «Я тебя люблю, поэтому ты мне должен»!?

О.Сергий: Получится! Но, так же, как и зависимость, манипуляция может быть и плохой и хорошей. Например, ссорятся два человека ­ они друзья или супруги – и у них есть правило: поссорились, сразу делать первый шаг к примирению. Таким образом они привыкают не быть в состоянии конфликта. И если вдруг почему­то (по злости, по гордости) захотелось выждать время ­ «вот месяц не буду с тобой разговаривать, общаться, и вообще, больше мы с тобой не будем на шашлыки ездить» ­ то сформировавшаяся зависимость поможет преодолеть создавшуюся ситуацию. Человек не будет себе находить места, он не будет себя чувствовать хорошо. Сам себе будет говорить: «Это неправильно! Надо идти и мириться!». Вот пример зависимости в хорошем смысле.

МГ: Сейчас часто встречаются «супружеские зависимости». Живет, скажем, семейная пара лет 10, 20, 45. За годы жизни стали психологически и физически зависимы друг от друга. Она привыкла, что он мало зарабатывает, ходит с друзьями в баню или на рыбалку. Он знает, что дома его ждёт невкусный борщ и скандал из­за грязных носков в углу. И любви уже нет, и эмоций друг к другу, однако разойтись не могут – зависимость… Это хорошая зависимость или нет?

О.Сергий: Вопрос не простой. Здесь внутри много маленьких вопросов. Человек привыкает к хорошим вещам: к хорошему общению, к уюту домашнему, к хорошим теплым отношениям, пусть уже может быть и нет эмоций, таких, какие испытывают люди, когда они только влюбляются. Здесь речь идёт не о сиюминутных эмоциях, ведь человек не может всегда находиться в состоянии эмоционального напряжения – ненависти, любви, страсти. Человек не может постоянно смеяться! Это хорошо, когда человек смеётся, но если он делает это постоянно, то, скорее всего, он не здоров. Иногда человек говорит «не люблю» потому, что не испытывает постоянно тех эмоций, а с экранов телевизоров, в социальных сетях на него льётся большим потоком – «смотри как красиво», «смотри какая страсть»! Передачи, фильмы ­ они заканчиваются, но остается ощущение сказки, постоянного накала эмоций. И человек этим живет, потому что 365 дней в году он видит это «кино», где всегда все хорошо заканчивается, несмотря ни на какие трудности. Сместились ориентиры. Нужно возвращаться к нормальным ценностям. Да, иногда есть эмоции, но иногда их и нет. К примеру, мы смотрим на детей. Мы же не можем всё время ими умиляться. Вы сами видите, ребенок рождается ­ и папа лезет на дерево, пускает салюты, пишет на стенах. А вот ребенку твоему 25 лет, почему ты не лезешь на дерево? Почему не пускаешь салют? Почему не пишешь на асфальте? Ты что, ребенка своего больше не любишь? Всему свое время. Человек говорит: «У меня нет эмоций, наверное, я не люблю». А по факту, человек эмоции называет любовью. На мой взгляд, сюда надо вводить ещё какое­то понятие, кроме «любви». Возможно, яркие чувства, эмоции всё же стоит назвать «влюбленностью». Человек может их периодически испытывать, хорошо или плохо – это другой вопрос, но это не есть сама любовь. Это может послужить началом любви, может периодически оно появляться, может пропадать, но его отсутствие нельзя путать с отсутствием любви. Когда человек трудится, чтобы кормить своих детей, трудится над их воспитанием, заботится о своем муже или жене, родителях ­ сказать, что он не любит, это неправильно. Возможно, у нас нет какой­то традиции крепкой семейственности, когда человек, независимо ­ штиль в отношениях или шторм, видит главное. А главное – это долгосрочные, стабильные, доверительные отношения.

МГ: Еще одна интересная, на мой взгляд, зависимость современного мира – «тебе уже 30 лет, а ты ещё не замужем»; «тебе 45, а ты ещё не родил детей» и т.д. – зависимость от общественного мнения. Человек наслушается таких вот «добрых рекомендаций» и начинает выходить замуж/жениться за первого/ой встречного/ой, и прочее, прочее, прочее…

О.Сергий: У нас действительно есть стереотипы в обществе, и я не могу назвать их плохими. Человек должен быть семейным, трудиться, семью содержать – это хорошо, но не значит, что должно быть обязательным: человек должен быть женатым, человек должен родить детей… Все люди разные! Если посмотреть Священное Писание, то Господь говорит нам, что Царство Божие внутри нас есть. Т.е. счастье наше – внутри нас и от нас зависит. Когда внутри себя человек счастье найдёт, тогда он сможет в своё счастье впустить уже и всё остальное – карьеру, супруга, супругу, детей. Это восполнит его счастье. Если счастья внутри нет, то человек надеется. Вот мне 30, 35 или сколько­то лет, я еще не женат, а по идее люди уже и в 18 могут вступать в брак, у них получается, наверное, что­то со мной не то. Человек думает, я вот сейчас вступлю в брак всеми правдами и неправдами, и будет всё хорошо. Он тешит себя мыслями, что все будут говорить: «А, ну женат, значит всё с ним нормально». Они так будут про меня думать и, соответственно, я этим буду утешаться… Человек ошибается. Бывает, что люди к такому выводу приходят после 1­го брака. В возрасте 40­45 лет они постоянно слышат: «Ну вот, что ты все одна и одна, у нас есть хорошая для тебя пара». И человек вроде бы жил спокойно, а ему постоянно твердят одно и то же. Он начинает расстраиваться и думать, может и правда что­то не так. Некоторые находят в себе силы, я с такими людьми встречался, они говорят себе: «Зачем мне всё это нужно? Я и так хорошо живу!» И он прав. Можно жить хорошо и в семье, и одному. Человек сам по себе настолько полноценен и свободен, он может быть счастлив в одиночестве. У каждого свое счастье!

«Когда человек, независимо ­ штиль в отношениях или шторм, видит главное. А главное – это долгосрочные, стабильные, доверительные отношения»

МГ: Вы говорите, что важно то, что у человека внутри, но (я брошусь из одной крайности в другую) то, что составляет счастье для одного индивидуума, может не быть благом для его окружения. К примеру, заботливая мама, которая получает удовлетворение от того, что ее семья вкусно накормлена. Она счастлива внутри от ощущения своей состоятельности как мамы, как хорошей хозяйки, но она в упор не видит, что у её любимого чада ожирение первой степени.  Или папа, отчаянно жаждущий, чтобы сын стал боксёром, так же отчаянно толкает ребенка на ринг, а дитя хочет быть скрипачом!

О.Сергий: Родители в отношениях с детьми порой в каких­то вопросах имеют преимущественное право решения – чем питаться, на какую секцию ходить и т.д. Мы живём в обществе, которое нас формирует, которое нас воспитывает, оно прививает нам взгляды, стереотипы, и часто влияние общества, точнее некая своеобразная мода на то, как по мнению этого общества надо жить, оказывает влияние на семью. Так что такие перегибы воспитания, к сожалению, возможны – это гиперопека, родительская тирания, когда ребенок вынужден терпеть капризы взрослых. Это вопрос к воспитанию родителей. Все к этому правильно относятся, говорят, что такого не должно быть. Что делать с этим? Вопрос ещё сложнее, потому что в каждую семью не залезешь. К сожалению. Я иногда вижу, проходя по городу, как грубо родители общаются со своими детьми. Я не подхожу. Не делаю замечаний из­за детей. Хорошо, подойду я, сделаю замечание, родители, безусловно, расстроятся, будет скандал. А дальше хуже, что они сделают с этим ребенком дома? Страшно даже думать об этом. Общество должно заботиться о здоровье семьи не только физическом, но и психическом. Хотя сейчас говорят, что главное – это деньги! Но я считаю, что главное ­ не купить материальные ценности своему дитяти, а вырастить из него хорошего человека! Мне нравится, как Патриарх Сербский Павел однажды сказал: «Бедные дети, кроме денег, родители им больше ничего не дали в этой жизни». Это поистине так.

«Мы должны думать, что мы делаем, и выбирать. Не идти на поводу у своих страстей»

МГ: Это бесспорно, но тем не менее. Какими бы неглавными ни были деньги, а без них даже доброго дела не сделать! Чтобы подать голодному хлеба, хлеб нужно сначала купить. Где  тогда правда­то?

О.Сергий: Деньги сами по себе вещь нейтральная. И так как они связаны с земными благами, они будут желанными для всех людей, и это нужно учитывать при воспитании, чтобы человек не был от них зависим. Ведь важно, чем мы наполняем эту нейтральную саму по себе структуру – тратим ли мы деньги на собственные прихоти, удовлетворение низших потребностей, или строим детские площадки, сажаем леса или помогаем нуждающимся. К сожалению, к последнему склонно меньшинство. Такие вещи не афишируются, они, можно сказать, не популярны, в отличие, скажем, от покупки очень дорогих автомобилей, домов и т.д. Есть в государстве умные люди – правители, они должны решать глобальные проблемы, а мы ­ обыватели, на мой взгляд, должны идти путём «маленького добра». Очень много зависит от обычного человека. Есть такой святой в Православной церкви – Преподобный Серафим Саровский, он очень хорошо сказал: «Радость моя, стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи». Т.е. если человек сам правильно устроен, то он может помочь людям. Вот опять приходим мы к тому, что Царствие Божие внутри нас. Т.е. нужно начинать с себя, со своего сердца, его нужно образовывать и не бояться, что ты делаешь мало. Да, кусочек хлеба подать ­ нужны деньги. А Иоанн Златоуст рассуждает: «У тебя своровали ­ у тебя печаль. Дьявол из одной печали пытается сделать две – мало того, что ты потерял, ты еще сейчас из­за этого страдаешь. И это будет развиваться дальше и дальше. А ты останови это зло! Каким образом? У тебя осталось малое, ты частью этого малого поделись с ближним! И ты победишь воровство, которое случилось с тобой. То, что тебя ограбили и ты несчастный, ты это зло остановишь, и дьявол будет обезоружен». Такая вот мысль. Т.е. мы видим обездоленного человека – чем мы можем помочь? Ведь у нас возможности очень широкие, надо сказать. Дать кусочек хлеба – не купить целый батон, а поделиться своей краюхой. Или, например, у нас у всех есть знакомые, соседи, коллеги, сказать им доброе слово или по­доброму, не взирая на их настроение, отношение, поведение, воспитание. Вот сейчас мы подходим к тому моменту, что вещи, которые нас побуждают к чему­то, должны быть нами контролируемы. Чтобы не «понесло» не в ту сторону: злость, ругань, око за око, зуб за зуб. Человек создание сознательное. Мы должны думать, что мы делаем, и выбирать. Не идти на поводу у своих страстей.

На этой фразе мы завершили разговор, но поставить в нем точку, к сожалению, или к счастью, невозможно. Человеческие страсти, зависимости, желания, мечты  хорошие или плохие нескончаемы, и диалог этот мог бы длиться бесконечно…

Комментировать