О здоровье сегодня говорят все. Еще больше говорят о подвигах врачей, об их самоотверженной службе делу, о любви и преданности. Врачи — это люди с особым складом характера, терпеливые и терпимые, внимательные и ответственные, с горячим сердцем и доброй душой. Один из таких врачей, представитель династии медиков с 200-летним стажем, Алексей Альбертович Добровольский, директор департамента здравоохранения ХМАО-Югры. Специально для читателей журнала «Автограф»

текст Елена Шамсутдинова

-Алексей Альбертович, в одном из интервью Вы признались, что в детстве хотели стать кем угодно, только не врачом. Ни разу не пожалели о том, что стали все-таки врачом, или сомнения были в какой-либо из периодов жизни?

-Нет, не пожалел. Более того, за 26 лет в профессии еще больше убедился в том, что это та работа и та профессия, которая в итоге не позволяет тебе усомниться в том, а нужное ли дело я делаю и нужному ли делу служу? Это замечательная и классная профессия, которую советую и своим детям, и детям своих друзей, товарищей. Надеюсь, что мой младший сын станет врачом.

-А если представить, что не врач, то кем бы Вы могли работать?

-Журналистом или фотографом. Но видимо так было угодно судьбе, что в далеком 1988 году я не поступил на факультет журналистики Московского университета. Даже если не стал бы врачом, то я бы выбрал профессию, связанную с общением с людьми, с помощью, профессию, где надо много думать, предлагать и решать.

-Профессия врача полярная: в ней много как благодарностей, так и неблагодарностей. С чем чаще всего Вам приходится сталкиваться?

-На самом деле профессия врача очень благородная. Но я вижу, как в последнее время место и оценка врача сильно поменялись. К сожалению, врачебное ремесло стало приближено к сфере услуг. Пациенты хотят отношения от врачей как от тех, кто переживает, сопереживает, врачует, спасает, помогает, но спрашивают с них как с представителей сферы услуг, у которых есть свои правила и обязанности. Так вот этот конфликт между попыткой получить от тех, кто врачует и лечит, такого «доктора Айболита» и спросить с него при этом как с субъекта сферы обслуживания – тревожит. И это за рамками благодарности и неблагодарности.

Обращение врача

Врача, который ждет благодарности от больных, ждут разочарования. Каждый, кто избирает этот профессиональный путь, должен понимать, что главное — добросовестно и качественно делать свою работу и всегда молчать на публике.
В Департамент здравоохранения округа приходят десятки писем, комментариев, обращений с просьбами рассказать, прокомментировать, наказать, спасти, вылечить, немедленно обеспечить лекарством, про которое услышали в телепередаче или прочитали в интернете, даже если оно не зарегистрировано в России. Как отец троих сыновей, понимаю и принимаю борьбу каждого родителя за своего ребенка, борьбу против страшной болезни вместе с врачами. Восхищаюсь этим, глубоко уважаю и сопереживаю. Понимаю вдруг вспыхивающую веру в новый препарат, в ту чудо-таблетку, про которую написали статью, сняли сюжет, разместили пост. Как врач с двадцатишестилетним опытом работы, знаю про страшную тяжесть многих болезней, подчас их неизлечимость. Знаю про лучшие лекарства и технологии, и знаю про их, к сожалению, и сегодня ограниченные возможности даже в промежуточных результатах лечения. Знаю и про страшный, подчас бессовестный, маркетинг со стороны фармгигантов.
Как директор Депздрава, знаю, что обязан обеспечить доступную и качественную медицинскую помощь всем югорчанам в клиниках округа и в федеральных центрах нашей страны. Мы это делали и делаем. Тысячи югорчан в сложный ковидный 2020-й год получили сложнейшее лечение не только в окружных специализированных центрах, но и в крупнейших федеральных центрах Екатеринбурга, Санкт-Петербурга, Москвы.
Если нужен уникальный препарат, которым ранее не лечили, и это назначение препарата сделал консилиумом врачей в региональных или федеральных центрах, мы найдем, закупим, выполним. В 2020 году из окружного бюджета на эти цели потрачено более 400 млн. рублей. Но это решение принимается не лично мной и моими коллегами в Депздраве и больницах региона, а совместно с лучшими специалистами нашей страны на консилиумах и врачебных комиссиях.
С коллегами мы много обсуждаем тяжелейшие болезни наших земляков. С родителями больных детей, с взрослыми детьми больных родителей. В этих встречах участвуют и лучшие врачи округа, и наши консультанты из академических центров. Но интервью об этом не даем, не пишем в Фейсбуке или в инстаграме. Врачебная тайна ею и останется.
Вместе с врачами округа, коллегами из Депздрава будем развивать самые современные технологии лечения, спасающие жизни. Это и новые операции: кардиологические, онкологические, ортопедические. Это и развивающаяся в округе трансплантология. Это и новые инновационные лекарства.
Одновременно с этим мы промолчим в телепередачах, интстаграмах, мессенджерах о диагнозах конкретных пациентов, решениях консилиума. Врачебная тайна врачебной тайной и останется. Даже если окажемся под шквалом справедливой или несправедливой критики.
Местом обсуждения с близкими пациента его диагноза, операции, прогноза и впредь будет палата отделения, ординаторская, но никак не соцсеть, «стена» или инстаграм пациента, врача, чиновника.

Как не выгореть на работе?

-Чтобы не выгореть на работе, нужно жить еще чем-то: семьей, детьми, увлечениями, поездками, книгами – выбирайте, кому что ближе. Но нельзя 24 часа в сутки жить на работе. Самое страшное, что пациент может почувствовать от врача – это его равнодушие. Ведь человек приходит делиться сокровенным, своими бедами и проблемами, и тот, кто не сострадает и не сопереживает, — не врачует.

Доктор Мясников как-то сказал: «Чудес исцеления было много и это абсолютно неподдающийся феномен для медицинской науки. Любой врач чувствует присутствие Бога, и никуда от этого не деться!». Вы чувствуете это присутствие? Все в Его руках?

-Бог помогает тому, кто в него верит. Я воспитывался в атеистических традициях, и в своей работе привык опираться на профессионализм сотрудников и коллег. Поэтому скажу так: я очень рад, если Бог кому-то помогает и кого-то спасает. Но как хирург уверен, очень часто от рук врача, конкретного специалиста, зависит гораздо больше, чем еще от кого-то.

Почему многие склонны больше верить колдунам, нежели врачам? Обращались ли Вы за подобной помощью?

-Ни разу у колдунов не лечился, это точно. Врач всегда говорит правду, как он может и как не может помочь пациенту. А шаманы и колдуны – сами понимаете, что для них важнее. Но есть одно правило: «Не навреди!» и это относится в первую очередь к ним!

Если бы у Вас была возможность создать таблетку, которая вылечила бы наше общество от какого-либо недуга, что это был бы за недуг?

Это хорошее предложение! Я создал бы лекарство от лени, зависти и лицемерия. Не принимаю предательство и лизоблюдство в людях.

На своей странице в социальной сети Инстаграм один из постов Вы посвятили выставке Йоко Оно в музее современного искусства на Петровке в Москве: «Напишите воспоминания о своей матери». Вы пишете: «Большая белая стена и на ней тысячи белых же квадратных листочков, на которых посетители выставки написали тысячи слов каждый о своей маме. Полтора часа не мог отойти от этой белой стены с белыми записками про мам». И после Вы спрашиваете своих подписчиков: «А что бы Вы написали о своей маме?». Этот вопрос мы хотим задать Вам.

-Мамы давно уже нет, больше 15 лет. А написал бы я: «Спасибо за то человеческое, мудрое и доброе, чему ты научила меня и мою сестру. Научила любить, принимать друг друга такими, какие мы есть, никогда «не ломала», всегда слышала и принимала нас». Нас никогда не ругали, не наказывали за какие-то проблемы и беды от нас, наоборот, помогали их решить и справиться с ними. Скажу просто: «Спасибо, что мне повезло с моей мамой!».

-Как Вас воспитывали?

-Серьезно и по-взрослому. Мы много учились и много работали. Родители воспитывали нас в первую очередь своим примером. Я видел, как много они работали, не ожидая при этом какой-то благодарности или особого к себе отношения. И в их воспитании главное было: уважай людей, работай для людей, помогай, спасай, но делай свою работу классно, качественно, здорово, так, чтобы не возникало к ней никаких вопросов.

Какое самое яркое воспоминание из детства?

-Их много разных. Но особенно теплые воспоминания вызывает мой дедушка — Александр Карпович, папа моей мамы, заслуженный агроном РФ, ему было уже 72 года, когда он вышел на пенсию. Так вот, та особенная любовь ко мне как к внуку (в то время, как остальные у него были все внучки), до сих пор внутри меня. Когда родители «терялись» на работе, дома меня всегда встречал, защищал и поддерживал мой дедушка.

Как Вы думаете, лидерами рождаются или становятся?

-Про лидерство написано много книг. Что в лидере заложено генетикой, что досталось от родителей, от их воспитания, а что от коллектива и от самой личности — всегда очень трудно определить. Вопросы лидерства близки с вопросами харизмы и наличием ее не у всех лидеров. Я считаю, что лидерами становятся. И таковыми их делают не только они сами, но и их окружение.

Вы приводите в пример свод правил от Фёдора Григорьевича Углова, как прожить долго. Это 12 заповедей, благодаря которым выдающийся врач прожил 104 года. «1. Люби Родину. И защищай ее. 2. Люби работу. И физическую тоже. 3. Не падай духом. 4. Не пей и не кури. 5. Люби свою семью и умей отвечать за нее. 6. Не переедай. 7. Будь осторожен на дороге. 8. Не бойся вовремя пойти к врачу. 9. Избавь своих детей от разрушающей музыки и телевизионной рекламы. 10. Люби свое тело. 11. Длина жизни зависит от тебя самого. 12. Делай добро». Какое из правил Вам больше по душе?

-Самое главное правило — делай добро, и добавлю — бескорыстно!

Как Вам кажется, фамилия может влиять на судьбу человека? В Вашей фамилии заложено словосочетание «добрая воля». Ради чего Вы бы пошли против своей воли?

-Пойти против собственной воли – сложно. Что подсказывает тебе совесть – это попадание наших поступков в ту систему ценностей, которая сформирована в каждом из нас. Если совесть начинает за что-то «есть», значит, ты не попал в собственную систему ценностей. Поэтому нужно жить так, чтобы как можно реже твоя совесть «предъявляла» тебе какие-то вопросы, претензии и замечания.

Вы принимали участие в конкурсе «Лидеры России». В одном из интервью сказали, что рассматриваете участие, в первую очередь, как способ привлечь талантливые кадры на работу в Югру. Удалось это сделать?

-В Югру пока не привез, но очень много общаюсь с теми, с кем познакомился на конкурсе «Лидеры России». Это очень интересные, неравнодушные, активные, яркие люди. Слежу за тем, как складывается судьба участников этого конкурса. Сравниваю себя с ними, соревнуюсь, но уже заочно.

Сегодня в Окружной клинической больнице г. Ханты-Мансийска активно развивается трансплантология. Начинали с трансплантации почки, таких операций выполнено 44, и это стало уже обыденным и рутинным. С 2018 года выполнено уже 7 трансплантаций печени, а в феврале 2021 году выполнена первая трансплантация сердца. Это впечатляет. 20 лет назад мы не думали об этом. Пациент уже выписан из больницы после интенсивного лечения и прохождения курса кардиореабилитации. Поздравляю коллектив ОКБ с этим знаменательным этапом роста больницы и совершенствования мастерства врачей клиники! Душа и локомотив этого направления в округе — Михаил Михайлович Скоробогатов, главный специалист Депздрава Югры по профилю «трансплантология», заместитель главного врача ОКБ по хирургии.
Трансплантология — одно из сложных и востребованных направлений современной медицины, позволяющее спасать смертельно больных пациентов, продлевать жизнь на годы, а иногда десятилетия! В стране порядка 20 медицинских центров, которым по плечу такие профессиональные высоты.

В видеоролике про конкурс на вопрос: «Почему я выиграю?» Вы ответили: «Потому что я лучший». Звучит самоуверенно!

-Это вырванная из общего контекста фраза, сказанная на эмоциях. Но без эмоций жить было бы скучно, согласитесь. Это небольшая провокация, посыл другим: соревнуйтесь, стремитесь, сравнивайте свои возможности и свои достижения с возможностями и достижениями коллег и товарищей. Это то, что подстегивает идти быстрее вперед.

Вы говорите, что нужно привлекать специалистов из других регионов в наш округ, создавать условия, чтобы они, выбирая куда поехать, выбирали нас. Что за условия предлагают молодым специалистам у нас в Югре?

-Главное условие, которое сегодня создано для молодых специалистов в Югре — это возможность расти и развиваться профессионально, возможность учиться и осваивать новые современные технологии. В этом главное преимущество автономного округа. И тот, у кого горят глаза, кто хочет расти в своей профессии, найдет себя в Югре. Здесь у медицинских работников достойная заработная плата, есть возможность получить служебное жильё. Кроме того, в рамках реализации государственной программы РФ «Развитие здравоохранения», утвержденной постановлением Правительства от 26 декабря 2017 года № 1640, пункта 6.1 статьи 3.1 Закона № 86-оз, в целях укомплектования медицинских организаций в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре предоставляются единовременные компенсационные выплаты медицинским работникам, переехавшим на работу в находящиеся на территории округа сельские населенные пункты, либо рабочие поселки, либо поселки городского типа, либо города с населением до 50 тысяч человек, в размере 2 млн. рублей для врачей и 1 млн. рублей для фельдшеров. В 2021 году планируется осуществление единовременных компенсационных выплат из средств федерального бюджета и бюджета ХМАО-Югры в рамках реализации федеральной программы «Земский доктор», «Земский фельдшер» 90 медицинским работникам на сумму 133,5 млн. рублей.

Достаточное ли финансирование медицины в ХМАО?

-Финансирование нашей отрасли в округе растет год от года и оно значительно отличается от среднего финансирования в других регионах Российской Федерации. Очень часто хочется большего: обновить оборудование не за 5-7 лет, а за один год и везде, построить новые больницы и поликлиники мгновенно и везде. Поэтому главные вопросы – эффективно использовать финансы и правильно расставлять приоритеты.

Вы довольны развитием медицины в нашем округе?

-Да, доволен. У нас создан центр высоких технологий, появляются новые больницы, поликлиники, медицинская помощь стала доступнее, увеличивается количество врачей… Но знаете, подчас нам надо эффективнее организовывать работу тех, кто уже работает, а не только механически стремиться к увеличению числа врачей и медицинских сестер. Это сегодня важно и здесь есть над чем работать.

Ваши слова: «Мало улучшать РЕАЛЬНОСТЬ, важно не обещать то, что избыточно завысит ОЖИДАНИЯ и в итоге разочарует. Про ВОСПРИЯТИЕ врачей, больниц, всей отрасли здравоохранения в Югре. Мы многое меняем в лучшую сторону: новые специалисты и условия для их работы в округе, новые больницы, новое оборудование (меняем РЕАЛЬНОСТЬ). Повышаем доступность, качество помощи, внедряем новые технологии. Это та РЕАЛЬНОСТЬ, которую меняем МЫ ВМЕСТЕ, коллеги». Согласимся, оснащение больниц в округе радует. Но взять сеть поликлиник, к примеру, в Нижневартовске: узких специалистов нет, во взрослых поликлиниках стоишь часами в очереди к тому же терапевту, к детским узким специалистам очереди в полтора месяца, а то и больше. К участковым детским врачам очередь километровая. Как менять эту реальность?

-В 2021 году планируется масштабная модернизация первичного звена здравоохранения в округе. Программа направлена на обеспечение модернизации медицинских организаций первичного звена здравоохранения, развитие системы первичной медико-санитарной помощи, условий оказания медицинской помощи, в том числе обеспечение: доступности и качества первичной медицинской помощи, оказываемой в сельской местности, рабочих поселках, поселках городского типа и малых городах с численностью населения до 50 тыс. человек; приоритета интересов пациента при оказании первичной медико-санитарной помощи. Нижневартовск ждут большие перемены с вводом уже в этом году не просто большой, а очень большой больницы, более чем на 1000 мест. И я думаю, мы сумеем благодаря этому реорганизовать и поликлиническую помощь, принять на работу новых врачей.

Среди родителей много споров: ставить или нет прививки детям. Многие мамы отказываются прививать детей. Прививка — дело добровольное. Но из-за отсутствия прививок у ребенка его могут не пустить в детский сад или школу. Как разрешить этот спор? Вы «за» или «против» прививок?

-Я за! Но решение всегда остается за родителями по отношению к своим детям. Задача врача — донести ту пользу от прививок и риск отказа от них, который однозначно есть. Я не буду приводить многочисленные примеры историй отказа от прививок, а потом гибель детей от тех инфекций, которые можно было бы предотвратить. Видеть, как ребенок умирает от дифтерии — это страшно и ужасно! Но это та инфекция, которую мы можем предотвратить. Сегодня от новой коронавирусной инфекции защитить взрослых можно только с помощью вакцинации. Поэтому задача врача — объективно и честно донести всю правду. Задача пациента — принять решение.

Мы знаем, что Вы поставили прививку от коронавирусной инфекции. Но противников этой вакцинации гораздо больше…

-Посмотрите, что происходит в стране, и что происходит в мире, особенно в мире. Наш основной способ вернуться к поездкам, к отпускам, к снятию ограничений, в том числе экономических, — вакцинация.

Очень часто сегодня появляются сообщения с мольбой о денежной помощи тому или иному ребенку, чтобы оплатить дорогостоящую операцию за рубежом. Почему мы в России не можем помочь своим детям?

-Тема очень тонкая и деликатная. Мы помогали и помогаем многим детям в России, в том числе и в округе. А решение лечиться за рубежом — это решение самих родителей. Во многих случаях помощь может быть прекрасно оказана в России. Многие федеральные центры, поверьте, имеют и очень сильных специалистов, и достойное современное оборудование. И когда я вижу такого рода сообщения, я стараюсь вникнуть в ситуацию, а что же произошло на самом деле. Я связываюсь с родителями, со специалистами наших клиник и еще раз стараюсь обсудить, взвесить, рассмотреть все варианты, как мы можем помочь этим людям здесь, в округе.

Вы очень много читаете и делитесь книжными новинками со своими подписчиками. Что Вас до сих пор не отпускает? Какая мысль, идея, философия…

-Меня не отпускают мысли реальные, а не философские: как выполнить вместе с коллегами намеченное, придуманное и запланированное. Не отпускают те дела, которые не получается сделать, или получается, но очень медленно. Хочется, чтобы наша большая страна была счастливой, а мы работали бы так, чтобы впоследствии нам не было стыдно перед нашими детьми за то, что им после нас останется. Чтобы им не было стыдно за ту страну, в которой жить им.

У вас 3 сына, «разные, но удивительно похожие в своей погоне за мечтой».

-Да, действительно, все они разные: первому в этом году исполняется 25 лет, второму всего 19, третьему – 12 лет. Они похожи целеустремленностью. Каждый по-своему. И мне это нравится. У них все будет получаться в жизни. Даже не сомневаюсь.

Сколько времени остается на семью? И как Вы любите проводить это время?

-Его мало остается, но, когда удается побыть с детьми, мы много гуляем, играем в настольные игры — одно из любимых наших занятий. Это то время, когда удается отключаться от всех рабочих забот.

Боитесь смерти?

Нет, рано или поздно это случается со всеми. Нужно бояться не успеть что-то сделать. Не успеть дать что-то своим детям, чему-то их научить, сделать для них…

Вы именно о такой жизни мечтали?

Хочется, чтобы еще оставалось время наслаждаться красотой природы. Чаще оказываться где-то в глухих-глухих местах, а для меня — это Сосьва, Ляпин Березовского района, где нет телефонной связи, но много прекрасной природы. Вот о такой жизни мечтаю еще…

Поделиться статьей:

Комментировать