ГЕННАДИЙ САВИЦКИЙ. Скульптор желаний.
 

 

текст Елена Селянинова    фото Лариса Ветрова


Геннадий Савицкий. Скульптор желаний

 

44 года, заведующий отделением пластической

и эстетической хирургии Городской больницы №2,

пластический хирург, образование высшее, женат,

трое детей. Увлекается программированием и электроникой.

 

Нам нельзя создавать шедевры, делать

сюрреалистическую внешность человеку:

красота должна быть естественна...

 

 

 

 

На столе перекидной календарь с фотографиями красивых девушек с идеальными формами. Кипа книг: здесь и профессиональные журналы – для работы, и томик с рассказами Довлатова – для души. На книгах силиконовый грудной имплантат – выставочный образец. В руках маркер – первый «профессиональный» инструмент, с которым пластический хирург Геннадий Савицкий встречает своих пациентов.

 

 

 

Он как скульптор миллиметр за миллиметром создает свои произведения искусства. Его заказчики очень требовательны, но все их желания он выполняет аккуратно и точно в срок. Не придерешься. Его работа ­ особый мир ­-  мир пластической хирургии, где он своим пациентам помогает не только улучшить внешний вид, но и обрести гармонию души и тела.

 

- У Геннадия сегодня одна небольшая, но очень «элегантная и классная» операция. Так он ласково называет процедуру по исправлению оттопыренных ушных раковин. Длится она в течение часа. Одна операция в день, скорее, исключение, обычно приходится выполнять по две­три, среди которых могут быть и многочасовые, например, подтяжка лица, над которой в прямом смысле «рукодельничать» хирургу приходится по пять-­шесть часов. 

Мастер оказался довольно разговорчивым. Он поделился своими секретами создания «скульптурной» красоты и как пластическому хирургу не влюбиться в свое создание, как когда­то это случилось с Пигмалионом и Галатеей.

 

­- Как так получилось, что вы «слепили» свою жизнь из двух совершенно противоположных сфер ­ программирование и хирургия? Одна ­ техническая, а другая ­ эстетическая?

 

­- Еще в школе я отдавал предпочтение двум предметам ­ физике и математике, и планировал поступать в технический ВУЗ. Но мои родители, врачи по специальности, совершенно не хотели делить меня с техникой, находя этому очень четкое объяснение: люди, владеющие электроникой, обязательно пригодятся и в медицине. И в медицинский ВУЗ я пошел с мыслью реализовать свое хобби, то есть заняться медицинской электроникой. Во время учебы разрабатывал медицинское оборудование и даже занимал призовые места на различных выставках. Но потом понял, что это никому неинтересно. Тогда я еще не увлекался пластической хирургией, но активно занимался травматологией и микрохирургией. Но в ординатуру был делегирован в урологию, которая, как оказалось позже, стала для меня «неродной теткой». Знаете, бывает такой момент, когда в своем профессиональном развитии достигаешь определенных высот и становится скучно и неинтересно. Такой период наступил и у меня. Всегда есть желание попробовать что­то новое! Так, проработав три года по специальности ­ уролог, я поменял ее на пластическую хирургию в 1998 году. И за 15 лет работы в пластической хирургии она мне не наскучила! В этой сфере не бывает одинаковых случаев, каждая операция как штучный товар ручной работы ­ никогда не повторяется.

 

- ­ Чтобы быть «скульптором» тел, наверное, надо либо очень сильно ценить красоту, либо иметь желание что­то изменить в жизни…

 

­- Ценить красоту – однозначно, но обладать желанием все время что­то менять ­ пагубно для общества: хирург может превратиться в маньяка. Желание измениться должно быть в центре зрелой личности, которая обратилась к пластическому хирургу за помощью.

­

 

- Каким должен быть пластический хирург, чтобы ему поверили?

 

­- Представьте, приходит женщина и, не успев зайти к вам в кабинет, начинает декламировать стихи! Хочешь не хочешь, но вы должны тут же найтись, чтобы адекватно на это отреагировать. Поэтому пластический хирург должен быть разносторонне развитой личностью, начитанным, воспитанным и обладать чувством юмора, что считаю немаловажным. К перечисленным качествам добавлю общепринятые – врач должен быть добрым и соучастным к проблемам других. Пациент будет доверять вам только тогда, когда видит равного себе.

 

­- Не летать в облаках и не предаваться фантазиям, как свободные художники?

 

­- В нашей профессии «летать в облаках» – безответственно! Каждая поездка за рубеж к высококлассным специалистам, чтобы перенять их опыт и навыки, научиться чему­-то новому и полезному у корифеев в нашем деле, дорогое удовольствие – около 200­300 тысяч рублей. А теперь ответьте, может ли человек, который отдает такие деньги на повышение своей квалификации, относиться к своей специальности романтично? Нет, он должен четко и правильно организовывать свою работу. 

 

­- Вот где программирование пригодилось…

 

­- Программирование ­ хороший инструмент абстрагирования и систематизации! Чистая работа мозга. Но чтобы стать специалистом пластической хирургии, мало быть человеком «семи пядей во лбу», необходим еще и опыт работы! А опыт, мануальные навыки, знания, способности формируются только к 10 годам работы в одной сфере. Большинство врачей–хирургов недолюбливают пластическую хирургию и относятся к ней с недоверием и пренебрежением, считая, что мы, пластические хирурги, ставим опыты над людьми, удовлетворяя безумные желания богатых пациентов. Но не стоит забывать, что к нам приходят люди здоровые, соответственно, и уйти должны такие же. И нам, совершив какую-­либо ошибку во время операции, которая нанесла вред пациенту, будет сложно оправдать ее болезнью человека, мы будем отвечать за последствия своих действий по всей строгости закона. Хорошее отношение и мнение о пластическом хирурге накапливаются с годами «по зернышку», стоит один раз ошибиться – и дурная «слава» обеспечена. На нас лежит огромная ответственность! И если у хирурга не будет достаточного мастерства, то, скорее всего, он «пропадет».

 

­- В этой профессии должны работать достаточно рискованные люди…

 

­- Жизнь у нас не без экстрима: за плечами служба в ВДВ, 27 прыжков с парашютом…  Риск есть везде и всегда, но важно к делу подходить со здравым умом. Современное медицинское оборудование и материалы, знания и опыт, хорошо подготовленный персонал позволяют существенно минимизировать риски.

 

 

 

Нельзя сказать, что нос одного чело­века красивее носа другого. Ведь если «создатель человека» решил наделить кого­-то такой внешностью, значит это красиво с его точки зрения...

 

 

 

­

- Боитесь совершить ошибки?

 

­- В нашей стезе нельзя без ошибок, от них никто не застрахован. Но ошибка не должна быть приговором себе. Она должна быть стимулом к тому, чтобы разработать стратегический план, как избежать ее в дальнейшем. Есть такая когорта пластических хирургов, которая заявляет, что работает по самым «крутым» авторским методикам и соответственно никаких осложнений у них не бывает, но здравомыслящий пациент должен понимать, что это чистой воды «флейта для крыс», потому что такого не бывает.

 

­- А что для вас искусство красоты?

 

­- Наша работа – это искусство во имя красоты. Но нам нельзя создавать шедевры, делать сюрреалистическую внешность человеку: красота должна быть естественна. Так же как и для скульптора, для нас важен каждый миллиметр в создании красоты. Разница между скульптором и пластическим хирургом состоит лишь в том, что первый имеет дело с неживым материалом, а мы ­ с живыми людьми! К нам приходят люди, которые по разным причинам чувствуют диссонанс между своим внутренним миром и внешним: кого­-то не устраивают оттопыренные уши, кого-­то нос, кто­то недоволен своей грудью, кто­то хочет помолодеть и т.д. Наша задача ­ вернуть пациенту адекватность восприятия мира и себя в этом мире. Но красота ­ это сложное и субъективное понятие и как ее воспринимает человек, зависит от его характера. Есть люди сильные по натуре: они могут дать «отпор» обществу, которое посмеивается, например, над их торчащими ушами. И такие люди с успехом превращают какой­либо недостаток (по мнению общества) в свое достоинство. А есть люди, которые страдают от того, что они не такие как все, и считают, что с таким своеобразным развитием ушных раковин они не вписываются в общепринятые стандарты в обществе. И таким людям мы просто помогаем улучшить качество их жизни. Нельзя сказать, что нос одного человека красивее носа другого. Ведь если «создатель человека» решил наделить кого-­то такой внешностью, значит это красиво с его точки зрения. А нам, хирургам, далеко до фееричных достижений нашего «создателя», мы лишь «инструмент» в его руках.

 

­- Какое требование было самым необычным в вашей практике?

 

­- Для нас очень важно, чтобы требования пациентов были адекватными. Если их желания не совсем логичны, то мы имеем дело либо с социопатами, либо с людьми, не совсем трезво оценивающими возможности пластической хирургии. К примеру, как­то пришел юноша и попросил сделать ему язык змеи. Во­первых, это не наш профиль, а, во­-вторых, не факт, что через 10 лет ему это будет нравиться и он не придет его зашивать, потому что станет нормальным папой троих детей… А другой молодой человек пожелал иметь нос как у Томаса Андерсона. Мы на это не пошли: можно сделать немного другой нос из того, что есть, но сделать «под кого-­то» ­ задача невыполнимая. Есть у нас пациентка, которая обладает стройной фигурой, но ей все время кажется, что у нее много жира, и она приходит к нам 2­3 раза в год на липосакцию – и от таких требований нам приходится отбиваться. Кстати, очень важно в нашей профессии наряду с многолетним опытом работы и навыками обладать способностью отказывать людям в операции тогда, когда надо. 

 

 

 

За 15 лет работы пластическая хирургия мне не наскучила! В этой сфере не бывает одинаковых случаев, каждая операция как штучный товар ­ никогда не повторяется!

 

 

­- Каких пациентов больше, тех, кто хочет исправить врожденные недостатки, или тех, кто просто хочет улучшить свою внешность?

 

­- Такие нимфы, которые живут в каком­то своем мире и хотят иметь сюрреалистическую эпатажную внешность – это, скорее, эксклюзив. В Москве таких женщин больше, к примеру, небезызвестная Феррари, королева эпатажа. Правы ли хирурги, которые идут ей навстречу и соглашаются на все ее требования? Я бы не стал делать ей операции, а в Москве ей не могут отказать, потому что там пластическая хирургия – это шоу­бизнес. Чаще к нам приходят женщины с приобретенными проблемами, которые, как правило, они получают после родов: у 70% женщин опускается грудь, отвисает живот и, естественно, с такими эстетическими проблемами они уже не могут чувствовать себя уверенно и  комфортно. Как бы грубо это ни звучало, но рожавшая женщина для природы «отработанный материал». И такая должна покинуть «рынок невест», уступив место молодой. Вторая группа ­ это стареющие женщины, которые хотят улучшить свою внешность, потому что, опять же, чувствуют конкуренцию с молодыми. Третья большая группа ­ пациенты с врожденными аномалиями внешности: маленькая грудь, неправильное строение ушей или носа, тонкие губы ­ наиболее частые причины обращений. Пациентов-­мужчин меньше: обращаются они в основном, чтобы сделать пластику носа или ушей.

 

­- Как выглядит идеальный человек?

 

­- Идеальной фигуры нет, это миф, который активно муссируется фэшн. Поверьте, не обязательно быть красавицей или красавцем внешне, чтобы привлечь внимание другого человека, достаточно обладать шармом, воспитанием и чувством юмора.

 

­- Пусть у женщины будет маленькая грудь, но при этом отличное чувство юмора – она привлечет внимание!

 

­- Все зависит от того, как женщина позиционирует свои недостатки, не надо в них гибнуть. Проблему нужно побеждать в голове! Есть девушки с идеальными формами, но при этом в голове у них пустота ­ интерес мужчин к таким очень быстро теряется.  Поэтому важно иметь целостность. Я вообще малотребователен к женщинам, стараюсь быть предельно лояльным.

 

­- Пластическая хирургия стремится привести девушек к одному образу?

 

­- Нет, мы не придерживаемся каких­то эталонов. И не стремимся делать из женщины, у которой появились морщины или испортился овал лица, Мэрилин Монро, мы, с помощью пластической хирургии, возвращаем ее лишь к тому внешнему виду, который был у нее лет 10­-15 назад. Когда у хирурга появляется свой «лейбл», то есть все знают, что это «лицо» сделал именно он, потому что так не делает больше никто – это плохо. В обществе появляются люди, которые носят печать этого хирурга. А печать на лице должна быть только божественная. Как только появляется четкое определение ­ это нос того-­то хирурга, лицо – того-­то, начинается вырождение пластического хирурга, потому что начинают появляться штампы. Я стараюсь  делать индивидуальность, неповторимый экземпляр, а не «штамповку».

 

­- Было такое, что смотрите на результат своей работы и понимаете, что все плохо?

 

­- Где-­то 55% результатов моих операций мне не нравятся и это нормально, потому что самокритика в моей работе ­ важный инструмент самосовершенствования. В каждой следующей операции я что­то дополняю, модифицирую, а иногда и полностью меняю тактику.

 

 

 

Как только появляется четкое определение ­ это нос того­-то хирурга, лицо – того­-то, начинается вырождение пластического хирурга, потому что начинают появляться штампы...

 

 

 

­- А что бы вы изменили в себе?

 

­- Я постоянно в процессе изменения: меня, например, не устраивает мой лишний вес, но с ним я борюсь – катаюсь каждый день на роликах. Что-­то менять во внешности? У меня иногда возникают всплески креативности, например, отращиваю бороду или сбриваю ее.

 

­- У любого скульптора есть своя муза, кто она у вас?

 

­- Хочется вдохновляться новыми впечатлениями. Сейчас у меня растет дочь Сонька ­ это мое чудо, она меня вдохновляет, и я не знаю, что бы без нее делал. Она для меня моя муза. Я стараюсь планировать свою работу и жизнь с учетом ее интересов.

 

­- Вы как скульптор что бы лишнее отсекли от нашего общества?

 

­- Я считаю, что серьезная проблема нашего общества ­ низкая культура. Очень мало людей с высоким творческим потенциалом. Люди не хотят развиваться, у них нет какого-­то импульса внутри, желания делать что­то руками, читать, интересоваться, вникать. Это поколение с узкими интересами и с ними просто скучно! Если так и дальше дело пойдет, то мы потеряем общество, оно само себя изведет. Но, честно говоря, это настолько уже в системе нашего общества, что сложно что­то изменить, хирургия здесь точно не поможет.

 

­- Вам приходится совершать каждый день чудеса, а для себя совершите три чуда?

 

­- Хотелось бы продолжать творить чудеса в своей работе. Я с завистью смотрю на зарубежных пластических хирургов, которые в свои 60­70 лет выглядят бодрыми, оптимистичными, жизнерадостными и выполняют полноценные операции по 5­6 часов. Если я так же буду выглядеть в свои 60 лет, то для меня это будет чудом. Хочу, чтобы моя дочь выросла и достигла успехов в жизни, а я буду этому максимально способствовать.

 

­- Прибегните ли к пластике в будущем или будете стареть красиво?

 

­- Я и к той, и к другой позиции отношусь с уважением. У меня, например, мама никогда не воспользуется услугами пластического хирурга, она спокойно относится к своей внешности. Когда человек не боится стареть красиво ­ это прекрасно, значит, он обладает огромной силой воли. Но всегда рядом с этой волей находится и безволие. Лично я для себя не решил, волевой я или нет. Если это будет нужно для моей жизни и работы, я, возможно, прибегну к пластической хирургии, но на данный момент мне это не нужно!

 

 

 

Автограф № 3 (34) октябрь-декабрь 2012. Тема: ИСКУССТВО

 

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Автор: Яна (09.08.17)
Господа, возьмите в штат корректора, от грамматических ошибок слезятся глаза((.
Ваше имя:  
Комментарий:  
Введите код:  
Фотопроекты
  От редакции
Человек словно полотно великого мастера, создается постепенно, с годами… Кому­-то необходимо 20 лет, кому-то 30, а кому-то и того больше… У человека формируется и свой «жанр», и своя «техника работы», и вырисовывается «формат» его жизни… И с каждым днем
ЛИДИЯ ЧАБАНЕЦ. Соло души.
Стоит сказать: «Она похожа на Мирей Матье» и сразу становится ясно, о ком идет речь! Коронная прическа – ее визитная карточка на протя­жении уже 15 лет! Лидия Чабанец – руководитель самого мощного в Нижневартовске культурного центра ­ Дворца Искусств дели
ТАТЬЯНА СЕМЁНОВА. Портрет женщины.
У бизнеса неженское лицо!» – Говорит она, но сама занимается им с 14 лет. И успешно справляется с этим, продолжая женскую династию банкиров. Женщина на руководящей должности в банке скорее исключение. И естественно, очень сложно, порой, бывает в этой сухо
ИГОРЬ КАРПУХИН. Танго с car-man.
23 декабря 2011 года в Нижневартовске начал свою работу официальный дилер Audi ­ АЦ Нижневартовск. И журнал «Автограф» не вправе лишать своих читателей зна­комства с человеком, который стоит у «руля» но­вого автосалона, Игорем Карпухиным.
СПОРНЫЙ ВОПРОС: Искусство отдыхать или всякибяки в меню.
Это редкость, когда в будний «горячий» рабочий день, они могут собраться вместе, чтобы просто поболтать и поиграть в бильярд, иначе говоря, душевно отдохнуть! Для журнала «Автограф» они сделали исключение! 4 руководителя крупных фирм нашего города, поброс
Даруют небу свой цвет.
Современная наука нашла обоснование древним знаниям о светолечении. Установлено, что фильтры разного цвета усиливают работу одних фоторецепторов глаза и ослабляют другие, что, в свою очередь, меняет качество изображения. Это позволяет человеку воспринимат
Слишком молода, чтобы быть старой.
Легко быть красавицей со свежей сияющей кожей в 20 лет, но чтобы и в 40, и в 50 выглядеть хорошо, лучше начинать ухаживать за кожей уже с молодости, даже если зеркало еще не указывает на видимые проблемы. Быть счастливой и любимой, ощущать легкость и моло
Уроки обольщения или искусство быть лучшей.
Тонкими пальцами изящная фарфорово­белая рука поднимает крышечку чайничка и по комнате распространяется чарующий аромат. Ласково-­манящий взгляд из-­под идеально очерченных бровей пронизывает насквозь, сочные малиновые губы раскрываются в медовой улыбке.
Книга судеб. Основано на реальных событиях.
- Я люблю сидеть в гостиницах. В гостиницах не бывает скучно. Люди приходят и уходят. Здороваются и прощаются. Это и есть лучшие минуты в жизни. -­ Вы так считаете? ­- Наименее скучные, во всяком случае. А все, что между ними… Правда, большие гостин
ЦИКЛ РАССКАЗОВ. Автор Тамара Зуева
Солнце настойчиво рвётся в уютную, сверкающую чистотой от неутомимых рук хозяйки, комнату. Ласковые лучи согревают его. Нет, скорее, её, лежащую рядом, на полу ­ вечного стража его здоровья. Стараясь хоть на время отбиться от ежедневных переживаний, женщ
 
© 2010 Все права защищены Журнал "Автограф"
email: LD-Avtograf@yandex.ru