6 лет назад в Омске произошла трагедия. Обрушилась казарма ВДВ. 24 человека погибло. Рустам пролежал под бетонной плитой 7 часов. Семь дней за него боролись врачи госпиталя
имени Бурденко. Чудом выжил. Но потерял обе ноги. Сегодня Рустам — известный блогер. У него семья, жена и двое детей. Занимается спортом, ставит рекорды и на одних руках покоряет
вершины. Сначала Эльбрус, потом гора Манаслу. Недавно Рустам Набиев посетил наш город. Встретился с ребятами из молодежных организаций, познакомился с командой «Северный десант». Нашей редакции удалось задать несколько вопросов герою.

Рустам, в одном из интервью Вы рассказывали, что были ярым патриотом. Пошли в армию, потому что искренне этого хотели. Сегодня, после всего, что произошло, после того, как никто до сих пор не наказан в этой трагедии, остаетесь патриотом?

Эта трагедия никак не повлияла на мое отношение к стране. Она не виновата, виноваты люди, которые в ней живут. Я патриот. И в случае военного конфликта, готов встать на защиту Родины. Есть такое выражение: «Сбили с ног — сражайся на коленях, не можешь идти на коленях, наступай лежа». Это про меня. Здесь живет моя семья. А Родина начинается с семьи, с дома, где ты вырос. У меня даже мысли не было «откосить» от армии. Я хотел пройти эту школу.

Не затаили обиду на страну, людей?

Обида — это якорь, от которого нужно избавляться, чтобы плыть дальше. Тем более, как бы сильно я ни был обижен на людей, правительство или страну, это не изменит мою жизнь. Ноги не вырастут. А вот негативная энергия только ухудшит мое внутреннее состояние. Поэтому нужно отпускать обиду. Да, не каждый это может, и не у каждого хватает на это сил и мудрости.
Обидно за ребят, которые погибли, за матерей. Ведь они даже не понимают, за что погибли дети. Одно дело — солдат участвовал в военных действиях, пострадал, защищая страну, а другое — в мирное время погибнуть из-за халатности. То, что до сих пор никто не наказан в этой трагедии, считаю несправедливым.

Следите за ходом расследования?

Интересуюсь. Не знаю, то ли Министерство обороны на это влияет, то ли еще другие обстоятельства, но расследование идет медленно.

Рустам, а как удалось справиться с депрессией после трагедии?

Знаете, депрессия длилась пару недель. Я быстро понял: если находиться в таком состоянии, выздоровление затянется. А я уже к тому моменту 11 месяцев находился в госпитале, хотелось поскорее домой. Худшее, что могло произойти, уже произошло. Но я жив и это главное. Нужно было брать себя в руки и будить свой характер. У меня это получилось. Я решил встать на ноги во что бы то ни стало. Не мог позволить себе дать слабину. Тем более рядом были родные, они поддерживали, верили в меня.

Жалости к себе не испытывали?

Конечно, изначально была. Хотелось выйти из этого образа, который я видел. Беспомощность, коляска… Ну а потом просто перевернул ситуацию в свою сторону.

Вопрос наших читателей. В социальной сети Инстаграм мы попросили подписчиков придумать вопрос, который они хотели бы задать герою. Это вопрос от Елены Яковлевой. Она спрашивает: какой ценный совет Вы получили и от кого?

Скорее, не совет, а слова поддержки. Представьте: стены реанимации, ты без ног, 24 года, и ты не понимаешь, как дальше сложится жизнь. Поначалу я не мог это принять. Когда ты рождаешься таким человеком, и не знаешь о полноценной жизни, это одно. Но когда ты жил полноценно, и это отняли — намного хуже. Я все время задавался вопросами: «Можно ли жить дальше в таком состоянии?», «Нужен ли я кому-то?» И вот тогда моя девушка Индира, мы еще не были женаты, сказала, что по-прежнему любит меня и не оставит. Помню, тогда я так разозлился на себя за глупые мысли, за мимолетную слабость, за жалость к себе. Ее слова воодушевили меня. Я понял, будущее есть. И для этого нужно начинать бороться. Больше всего на свете я хотел, чтобы Индира не пожалела о своем выборе. А принимать советы от людей, которые никогда не были в такой ситуации, в какой оказался я, сложно. Они не смогут прочувствовать то, что у такого человека, как я, внутри. Помочь себе можешь только ты сам.

Сегодня, когда рассказываете о семье, как о ней заботитесь, у Вас слезы на глазах. Когда поднялись на Эльбрус, плакали навзрыд. Мужчины тоже плачут?

Да, мужчины плачут, и я считаю это нормально. Просто не каждый готов в этом признаться. Мол, слезы — проявление слабости.

Я же не стесняюсь показывать свои эмоции. И люди чувствуют мою искренность. Когда я добрался до вершины Эльбруса, плакал не от того, что было тяжело, хотя, не скрою, было тяжело и эмоционально, и физически, и психологически, я плакал, что прошел этот путь. Это была борьба и победа над собой. Не просто восхождение, а некая миссия – повлиять на жизнь других людей, которым тяжело!

На вопрос: «Хотели бы изменить что-то в жизни?» отвечаете: «Нет». Верите в судьбу?

Да, так было угодно судьбе, что я оказался в то время, в том месте и это случилось со мной. Хотя были моменты, которые уводили меня от трагедии. Например, я мог пойти в армию не весной, а осенью. Но я сам настоял на весне, так как не хотел терять время. У меня все было распланировано в жизни: университет, потом армия, а дальше свадьба. Сегодня ничего не хотел бы менять, случилось так, как должно. И не жалею об этом. Судьба дает прожить эту жизнь именно так. Возможно, в таком положении принесу людям больше пользы, чем, если бы остался прежним Рустамом, с ногами.

А какой Рустам и его жизнь были ДО?

Когда мне было полтора года, я потерял маму. Будучи подростком, узнал, что тот человек, которого я считал мамой, вовсе мне не мама. Было тяжело принять и осознать это. Нас воспитывала родная тетя. Я ее очень люблю и благодарен ей за все! Но такие моменты в жизни закаляют, делают сильным, неуязвимым, учат относиться к трудностям иначе. Ты не отчаиваешься, не опускаешь руки, преодолеваешь барьер за барьером. Идешь дальше с ощущением, что фундамент, на котором держится твоя сила, стал крепче.

Считаете тот случай в казарме неким уроком?

Трагедия не только кардинально поменяла мою жизнь, но и, не побоюсь сказать, открыла глаза на нее. Та жизнь, которая была до трагедии, текла, как вода. Всё было обыденно. Я многое не замечал и пропускал.

На что она открыла Вам глаза?

Каждый человек приходит на свет с какой-то миссией. Но многие до конца дней так и не понимают, для чего они родились. Когда люди со мной общаются, обнимают, говорят слова восхищения и благодарности, я понимаю, они получают энергию, позитив, мотивацию от меня. Я вселяю в них уверенность, силу, вкус жизни. Бывает, плачут, говорят, мечтали увидеть меня, и что я их заряжаю. Видя это, понимаю, что не зря остался в живых. Всегда повторяю, если мой жизненный пример поможет хоть одному человеку, значит, не зря живу. Это большая миссия. Чувствую это.

В блоге Вы рассказываете, как в разных странах созданы условия для людей с ограниченными возможностями. Как обстоят дела с доступной средой у нас?

У нас идет тенденция к улучшению, но пока не так быстро, как хотелось бы. Для начала надо менять отношение людей к таким, как я. Находясь в других странах, я ни разу не ощутил свою беспомощность. Чувствовал себя свободным человеком, будто и нет инвалидности. Косо никто не смотрел, не жалел. Там ты часть целого, а не отдельный элемент. У нас же любят разделять: ты — инвалид, а ты — здоровый. Некоторые бывают чересчур осторожными, держат расстояние. Такое ощущение, что ты заразный, и если они будут с тобой общаться, станут такими же. Это осталось еще с советских времен. Помните, во времена Сталина, дабы показать идеальное советское здоровое общество, инвалидов прятали, скрывали, считали изгоями. Отголоски этого отношения остались. Но, повторюсь, ситуация меняется. Через блог пытаюсь донести, что нужно учиться и уметь правильно относиться к таким людям, как я.

А до трагедии, как Вы относились к людям с инвалидностью? Замечали их?

Вел себя как все. Относился, как к отдельным членам общества.

Недавно Вы стали членом общественной палаты Российской Федерации. Какой закон создали бы?

Я буду работать в комиссии по вопросам доступной среды и семейных ценностей. Пока вникаю во все вопросы. Есть нюансы, о которых даже не догадывался. Объем информации большой. Думаю, на это уйдет пара месяцев. Поэтому о каком-то законе рано говорить.

Как пришла идея создать блог в социальной сети?

Спонтанно. Не было мысли создавать его специально и транслировать свою жизнь. Но когда получал отклики от подписчиков, понял, надо продолжать. Многие думают, что квартиру, машину мне дало государство. Нет. Все я нажил собственным трудом, никто просто так ничего не дарил и не приносил на блюдечке. Вот тебе, Рустам, блог на миллион подписчиков, зарабатывай. Вот тебе спорт, вот тебе общественная палата. Меня заметили только тогда, когда я стал уже известным человеком. Если бы я просто так сидел, никто бы меня никуда не приглашал. Был бы Рустамом, который потерял две ноги. И на этом все. Сейчас обо мне знают не только в России, но и в других странах. На меня выходят журналисты из Швеции, Америки, будет интервью с Австрийскими представителями. Единственные, кто не хотел бы меня знать, это представители Министерства обороны. Они хотят забыть о той страшной трагедии, а я им напоминаю.

Умеете добиваться своего?

Я — достигатор. Принципы жизни не изменились из-за моего состояния. Что до травмы приходил в 6 утра, к примеру, на тренировку, что на коляске прихожу в 6.

Мы видим Вашу силу как физическую, так и душевную. А слабости у Вас есть?

Слабость в том, что я хочу понимать и ощущать себя нужным и востребованным, знать, что меня любят и ждут. Мне важно чувствовать, что семья рядом. Как-то на миг представил, что у меня нет семьи. Нет Индиры, детей. Ты один. И в голове вдруг начала пульсировать мысль: для чего я это все делаю, если никому не останется и не принесет пользу. Ради чего все это? От этой мысли стало страшно.

Боитесь смерти?

Если скажу «нет», солгу. Да, боюсь. Но боюсь не потому, что умру, а потому что не успею сделать в жизни то, что должен. Боюсь прожить эту жизнь впустую. Хочу принести пользу и счастье близким людям. Обеспечить, дать будущее детям, построить для них крепкий фундамент, чтобы они ни в чем не нуждались. То, что я инвалид, не дает мне скидки в жизни. Создал семью, будь добр, неси за нее ответственность. Так должно быть. Поблажек нет.
Когда лежал под завалами, боялся умереть не потому, что все закончится, а потому что после меня ничего не останется. Мне тогда было 24 года. Я абсолютно ничего не видел в жизни, ничего не сделал и не оставил после себя. Это было очень страшно. А я умирал дважды, останавливалось сердце. Когда осознаю, что висел на волоске от смерти, то сегодня не хочу упускать возможность жить эти дни ярко и насыщенно. Не существовать, а жить по-настоящему. И то, что я без ног, не ставит крест на моей жизни. Одна жизнь закончилась, началась другая. И чтобы получить какие-то возможности в жизни, должен был пройти через этот опыт. Надо было что-то потерять, чтобы обрести. Пусть такой ценой. Видимо по-другому не получалось открыть мне глаза на какие-то моменты в жизни.

Как началось сотрудничество с «Северным десантом»?

Я познакомился с командой «Северного десанта» в прошлом году перед моей экспедицией в гималайские горы, на Манаслу. «Северный десант» выступил одним из спонсоров восхождения. Они поверили в меня. Ведь это была авантюра, на грани человеческих возможностей. Я мог подвести. Оказавшись в команде «Северного десанта», я почувствовал эту поддержку десантного братства. Где нет отдельных людей, каждый человек — звенья одной большой цепи, которая распадется, если вдруг кто-то выпадет. Познакомился с Александром Анатольевичем Петерманом. У меня сложилось впечатление, будто всегда был с ним знаком. Он умеет располагать к себе. Смотрю на ребят «Северного десанта» и вижу себя. Потому что придерживаюсь таких же принципов, как они. Буду рад и дальше общаться, работать, делать общие проекты, полезные людям.

Блогер, общественник или мотивационный спикер? Кто вам ближе?

Хотел бы выступать как Ник Вуйчич, но для начала нужно научиться правильно подавать себя, излагать мысли. Не просто слова произносить, а чтобы все сказанное впитывалось в человека. В планах начать заниматься творчеством. У меня есть музыкальные способности. Хочу написать книгу, заниматься общественной деятельностью, развивать блог. Знаете, когда со мной случилась трагедия, не было того примера передо мной, глядя на который я мог бы сказать: «Если он смог, то смогу и я». Да, Ник Вуйчич смог. Но он таким родился. Он помогает людям через веру в Бога. А я стараюсь дать веру через действие. Сложа руки и сидя на диване, невозможно оказаться на вершине гор.

Из блога Рустама Набиева:

Думал над тем, кто же дал мне тот самый пинок в стенах госпиталя?! И был уверен, что это мои близкие и Индира. Но это не совсем так. Скорее они дали мне надежду, а вот вдохновение я получил от Алексея Маресьева. Да-да, именно книга «Повесть о настоящем человеке» вдохновила и заставила меня поверить в то, что безвыходных ситуаций не бывает.

Читая книгу, я словно наполнялся, оживал. Все мои раны на теле будто стягивались, заживали. «Неизлечимых болезней на свете нет, как и нет безвыходных положений. Запомнил?» Читаю и твёрдо, с командирским голосом отвечаю: «ДА». Словно передо мной поставили супер важную задачу, которую я должен выполнить любой ценой или же умереть.
Вы знаете, какое непростое детство я пережил. У меня ощущение, что все это произошло отчасти лишь для того, чтобы подготовить меня к самому главною бою — к бою с самим собой. «Ещё с ранних лет, привыкший осмысливать свою жизнь, я точно определил, что должен сделать, чтобы достичь этого как можно скорее, не тратя попусту драгоценное время.» И, «казалось, чем слабее и немощнее становилось мое тело, тем упрямее и сильнее становился мой дух». Я прекрасно понимал, что жизнь без ног будет несравнимо тяжелее, чем у остальных людей.
Все мои устремления в жизни, все мои волнения, радости, все мои планы на будущее и весь мой настоящий жизненный успех — все было связано с Индирой. Смотрю на неё и думаю: «Она отвернётся от меня, а если не отвернётся, разве я могу принять такую жертву, разве вправе я допустить, чтобы она, такая светлая, красивая, стройная, шла рядом со мной, ковыляющим на культяшках?» Нет! И сию же минуту сказал, чтобы она уходила, не хотел ей портить жизнь. Но у неё на этот счёт было другое мнение. И выбор она свой сделала.
Некоторые цитаты очень сильно на меня повлияли и даже озлобили. «Теперь он инвалид, лишенный любимого дела, прикованный к месту, обуза в доме, лишний в жизни. Это нельзя исправить, до самой смерти!» Хочу ли я быть таким? — задавал я себе вопрос. Нет! Тогда борись! Адаптируйся, импровизируй, преодолевай.
Я падал на протезах в сугроб, поднимался, крепко стиснув зубы, и снова шел вперёд, намечая перед собой маленькие цели — от сосны к сосне, от пенька к пеньку, от сугроба к сугробу! Так я преодолевал себя!
Эта книга научила меня терпеть и не сдаваться! И только прочитав ее до конца, понял, что жизнь не заканчивается на одной плохой ситуации, даже если она полностью перевернула мир, к которому ты привык. Изменения в жизни нужны, чтобы показать нашу истинную сущность.

Комментировать