Беседа с Александром Анатольевичем Петерманом длилась долго. Говорили о становлении Корпорации «Славтэк», благотворительности, вспоминали 90-е годы. Никто никуда не торопился. Да и встреча проходила не в кабинете. Это еще больше располагало к душевному разговору. Сразу отметили на герое спортивный камуфлированный костюм. На нем гордо красовалась эмблема «Северный десант».

Под эгидой «Северного десанта» стали выпускать такие спортивные костюмы, — поясняет наш герой. — Пока в ограниченном количестве. По заказу или на подарок. А вот футболки расходятся, в день до 100 штук отправляем в разные города России. Не люблю этот официоз и формальные ограничения в виде одежды. Костюмы, галстуки, рубашки… Одежда влияет на то, как ты мыслишь. Да, есть такие мероприятия, куда надо надевать костюм и галстук.

Например, на юбилей компании?

Да, надену, куда деваться. Но могу себе позволить некоторые отс-тупления от стереотипов. Из-за пандемии большого торжества не планируем, хотя мысль сделать какой-то подарок для города есть.
Именно 30-летие Корпорации «Славтэк» стало поводом для встречи с Александром Анатольевичем.

В этом году исполняется еще и 50 лет, как я живу в Нижневартовске. – Дополняет герой. — Буду праздновать двойной юбилей.

А помните себя в 30 лет?

Очень хорошо. Я уже был состоявшимся человеком, сдержанным, довольным собой, уверенным, считал себя сильным, всезнающим (это быстро прошло). Уже тогда был личный самолет. Помню день рождения, 30-летие. Кого только на нем не было. (Улыбается). Из Москвы приехали друзья, артисты, за столом сидели и нефтяные генералы, и бизнесмены, и родственники, и те, с кем вырос во дворе. Сейчас, конечно, понимаю, что где-то был не прав, где-то недооценивал себя, ситуацию, проблему, ошибался. Как любой нормальный человек я критически отношусь и к себе, и к тому, что делаю.

Ошибки учат?

Ошибки, как тренировки, делают тебя сильнее. Это опыт. Ошибается – каждый. Признает – сильный. Главное, в 50 лет не совершать такие же ошибки, как в 20. Каждому возрасту своё. Но если бы я часто ошибался, то топтался бы на месте. А я иду дальше, участвую в проектах и понимаю, для чего все это. И если мне говорят, что я делаю что-то не так, говорю: «Спасибо за подсказку!».

Бывает за что-то стыдно?

Если у человека есть совесть, ему бывает стыдно. Это нормально. Есть законодательная, судебная и исполнительная власти, а должна быть еще и духовная — совесть. Совесть останавливает нас от свершения неправильных поступков, дает чувствовать себя человеком. Меня, наоборот, удивляют люди, которые что бы ни сделали, ведут себя, как ни в чем не бывало. Я знаю свои недостатки, стараюсь над ними работать. Мне бывает стыдно за проявленные эмоции. Понимаю, что должен уметь сдерживаться. Вспыльчивость – не мужское качество.

А как бы Вы назвали тридцатилетний период работы Корпорации «Славтэк»?

Часто говорим: «Как же быстро время пролетело…» Так и есть. Помню, в 2002 году праздновали 10 лет компании. Нам тогда казалось это грандиозным событием. А сейчас уже 30! Целая жизнь! Радует, что многие сотрудники работают в компании с основания. Какие бы тяжелые времена ни наступали, у нас всегда была стабильная заработная плата, мы поддерживали не только своих работников, но и других горожан. Например, в пандемию, находясь в таких же условиях, что и остальной бизнес, помогали людям продуктами. Считаю, это правильно!

Кстати, интересный факт, что Корпорация «Славтэк» вторая после ОАО «Роснефть» компания по отчислению налогов в федеральный, окружной и городской бюджеты.

Так и есть. Представьте, в прошлом году за электричество отдали в районе миллиона евро. И это только Нижневартовск, где у нас больше ста объектов частной собственности. Не говорю уже про другие регионы, в которых у нас предприятия. Причем, некоторые из них градообразующие. Да, мы делаем большие налоговые отчисления. Но у меня всегда есть вопросы к исполнительной власти: правильно ли распоряжаются этими деньгами, насколько эффективно работает каждый рубль?

А вспомните тот период, когда Вы начали заниматься бизнесом и как появился «Славтэк».

Честно говоря, не думал, что буду заниматься бизнесом. После армии стал работать тренером в спортивной школе. Меня все устраивало. Есть кроссовки, джинсы, этого достаточно, думал я тогда. Жили вчетвером в трехкомнатной квартире, 36,6 кв. м. на первом этаже. Однажды пришел после тренировки домой, сел за стол, смотрю телевизор. Рядом на диване сидит мать, сестра… И вдруг во мне что-то поменялось. Если я буду эгоистом и буду заботиться только о своем комфорте, то мать так и проживет в этой квартире на первом этаже. Понимаете? Отец умер перед тем, как я ушел в армию. Я — единственный мужчина в семье, поэтому должен быть ответственным за своих родных, обеспечивать и заботиться о них. И стал заниматься бизнесом так, как я это понимал. Больших денег у меня не было. Но рядом всегда оказывались хорошие люди. Отец одного спортсмена как-то сказал: «Если у тебя будут предложения по бизнесу, могу помочь». Я к нему обратился, и это стало началом. Стали зарабатывать серьезные деньги, на которые купили магазин, потом кафе и другие объекты. Взяли в аренду спортзал, который впоследствии выкупили. Мы не прогуливали деньги, не ездили за границу, не покупали машины, хотя могли. Развивались, рисковали, занимались разными сделками. Были причастны и к нефтяному бизнесу. Владели акциями нефтяных предприятий, у нас было 8 месторождений, городские заправки, нефтебаза. Со временем что-то продавали. Встретился однажды с нефтяным генералом, которому продал одно из месторождений, он говорит: «Александр Анатольевич, знаете, сколько бы вы зарабатывали сейчас, если бы месторождение осталось у вас?». Назвал сумму, я был шокирован. Прибыль увеличилась в разы. Но я не жалею об этом. У времени нет сослагательного наклонения.

Все знают, что 90-е годы были непростыми, а уж для бизнеса тем более. Не было ни экономики, ни стабильности… Как удалось выстоять в этот тяжелый период времени? О какой такой другой правде жизни все говорят, когда вспоминают 90-е?

Знаете, удивительно читать статьи, где пишут про Петермана, как про какого-то захватчика из 90-х. Начну с того, что я из 60-х. А в 90-е годы мы все жили в одинаковых условиях, с тем примитивным бизнесом, законами и экономикой. Однако, складывается такое впечатление, что все разом куда-то уехали отдыхать, а Петерман один остался в Нижневартовске и устроил бардак. Я наблюдал тогда за фирмами с красивыми названиями, как их директора покупали себе кожаные куртки, машины с правым рулем, как они с гордым видом ездили по городу, а их жены плавали, как лебеди… Они называли себя элитой. Заработав легкие и быстрые деньги, садились в те самые праворульные автомобили и уезжали отсюда со словами: «Нижневартовску конец». Но проходило 3-4 года, деньги у бизнесменов заканчивались, и они возвращались сюда уже с обвинениями: «Петерман все захватил». Послушайте, вы же сами уехали!
Я был молодой, дерзкий, амбициозный. Не боялся и шел на трудности. Полагался на свою интуицию. И хотел, чтобы было лучше там, где живу. Есть такое правило: если человек ведет правильный и здоровый образ жизни, он живет долго и комфортно. Это относится и к работе фирмы. Я придерживался именно этого правила. Механизм управления хоть страной, хоть городом, хоть корпорацией одинаковый. Все зависит от стратегического мышления главы. Кстати, я мало видел среди разного рода руководителей стратегов, тех, кто умеет строить планы на 5-10 лет вперед. Вот сегодня сетуют, что падает добыча нефти. Но это происходит не потому, что нефть кончается, а потому что нефтяникам нужно было вкладывать деньги в развитие, в новые технологии, а не оставаться на уровне 70-х годов. Нужно было еще тогда мыслить на десятки лет вперед. Мы же стараемся эффективно тратить деньги. Смотрим на перспективу. Может быть, поэтому наши предприятия жизнеспособные и смогли выстоять в самые трудные времена? Я всегда хотел, чтобы мой труд был осязаем, и люди могли попробовать продукт моего труда: отрезать кусок колбасы, хлеба, сходить в ресторан, поселиться в гостиницу, купить продукты в магазине…

Возраст компании говорит о том, что Вы умеете мыслить стратегически.

И моя задача, как стратега, подобрать руководителей-тактиков, с которыми за круглым столом можно обсудить и принять решение по какому-либо вопросу. В Корпорации «Славтэк» я играю роль дирижера. Смотрю, как играет каждый инструмент в моем оркестре. Если вижу, что какой-то инструмент играет плохо, предлагаю музыканту перенастроить его или заменить. Если проблема в другом, меняю музыканта. У меня свыше 30 предприятий, в более чем 10 городах России. Вникаю во все процессы производства. Став акционером СПЕЦ УБР, разбирался в бурении. Купил банк «Приобье» — вникал в работу банка. Сегодня «Приобье» — один из нормальных региональных банков в округе. Но я не бегаю с папкой под мышкой по объектам и не руковожу. Если начну это делать, бизнесу придет конец. Есть объекты, где я бываю очень редко. Но это не значит, что они не работают.

Сегодня проще заниматься бизнесом, чем в 90-е?

Как вы ответите на вопрос: «Какое время года лучше?». Так и на ваш вопрос не отвечу однозначно. Просто одеваешься по погоде и все. Как бы ты ни хотел, приходится жить в той бытности, которая есть вокруг нас, в этой экономической и социальной обстановке. Тогда было нелегко и сейчас не просто. Вкладываешь деньги, а просчитать сложно, к чему это приведет. 20 лет назад я был уверен в Нижневартовске и стал развивать бизнес в других регионах. Наш город был донором для тех предприятий. Сегодня же те регионы являются донорами для Нижневартовска.

Нужно подстраиваться?

Слово «подстраиваться» сюда не подходит. Если бы я это делал, то был бы менее заметным. Правильнее сказать: готов к различным ситуациям. Несмотря на тяжелые времена, мы строим новые объекты. Причем, чтоб вы знали, корпорация «Ставтэк» ничего на кредитные деньги не делает. Развивается только за счет собственных средств. Мне порой смешно слышать, когда говорят, что «Ставтэк» неправильно работает. Умничать всегда легко, когда получаешь деньги из государственного бюджета. Не уверен, что, находясь в такой же ситуации, как мы, с моей жесткой принципиальной позицией, кто-то смог бы выжить.
Говоря о стратегии и дальновидности, отмечу, когда пандемия только – только начиналась, я сразу дал указание своему вице-президенту снять с моего личного счета средства для закупки продуктов в торговые сети, мяса на колбасный завод и муки на хлебный завод. Я рисковал. Ведь это не кирпичи, с которыми ничего не случится со временем. Но при этом понимал, если вдруг во время пандемии город закроется, как это было в Китае, мы обеспечим наших жителей продуктами на 6-8 месяцев.

Мы знаем, что Корпорация «Ставтэк» — единственное в городе предприятие, где есть склады для хранения продуктов. И на случай чрезвычайной ситуации именно СПМ и колбасный завод «Гурман» являются стратегическими объектами, обеспечивающими полный ассортимент продовольственного запаса. Александр Анатольевич, а трудности Вас не пугают?

Когда их нет, я начинаю волноваться. Они бодрят. И, кстати, по тому, как люди справляются со стрессовыми ситуациями, можно судить об их интеллекте. Многие, сталкиваясь с трудностями, не то что высшее образование, алфавит забывают. А умные в такие моменты принимают правильное решение. Самые главные трудности сегодня — это негатив, льющийся отовсюду. Устаешь от него.

За что сегодня переживаете?

Больно, что люди безответственно и равнодушно относятся к тому месту, где живут. Скулят на кухне, в соцсетях, но при этом не хотят сделать элементарного — на выборы сходить. Если что-то можно изменить, нужно идти и делать, а не ныть. У нас же сытые — учат. Голодные — плачут. Многие живут тем, что у них сегодня в тарелке. Что за ее пределами — их не интересует.
Нижневартовск — мой родной город. Со многим, что сейчас происходит у нас, я не согласен. Город мог быть лучше, удобнее, красивее. Я об этом говорил и 20, и 25 лет назад. Если бы прислушались, не было бы таких дорог, пробок, плотной застройки домов. У нас одна дорога из Нижневартовска до Ханты-Мансийска, и там не то, что интернета, связи нет. А случись что? Но изменения должны начаться с исполнительной власти, она должна быть профессиональной, человечной, справедливой и не вороватой. Люди не должны вести себя, как захватчики — приехали, наворовали, уехали. Когда наши войска входили в Афганистан, там строили дороги, трубопроводы, комбинаты, школы. Строили, чтобы жить. У нас же строят, чтобы украсть. Причем, строят по 10-15 лет. Помните, сколько строили вокзал? А «Барабашку»? А окружную больницу? Сколько денег на это было потрачено. Но послушайте, всему есть своя цена. Если сегодня для отечественного автомобиля цена до 1 миллиона рублей это нормальная цена, то 10 миллионов — это уже преступление! Окружную больницу строят с 2010 года! Первый объект, который был построен в срок после советских времен, это спорткомплекс «Олимпия». Мы построили его за 2,5 года. Это была моя мечта. Я соавтор этого проекта, рисовал его сам. Первый дом в Нижневартовске построили тоже мы. Купили и отремонтировали недостроенное общежитие по ул.Чапаева. Позже построили еще один дом для госслужащих.

А помните, один из своих магазинов Вы переделали под теннисный корт для детей…

Да, отдал его администрации за символическую стоимость. Хотел, чтобы дети играли в теннис. Но дети сейчас там не играют, только бизнесмены и чиновники.
В начале 2000-х годов я сказал, что нашему городу нужен терапевт, в 2012 году — нужен был хирург. Если мы не предпримем меры, нашему городу нужен будет патологоанатом. Надеюсь, что новый глава города настроит этот расшатанный и разболтанный механизм, который ему достался, соберет команду профессионалов.

В начале разговора Вы сказали, что в 90-е годы люди уезжали из города в поисках лучшей жизни. Такое происходит и сегодня. А у Вас не возникало такой мысли?

Человек всегда думает, что где-то там ему будет лучше. Но это не приносит ему счастья, потому что он не живет здесь и сейчас. Проводит по 40-50 лет на одном месте, а в душе остается временщиком. Я много знаю чиновников, которые раньше жили в Нижневартовске, а сейчас за границей или в Москве. Бывает, заводят разговор о том, где лучше, я обрываю их: «Знаю сам, что и где лучше, поэтому давайте о погоде». Мне здесь нравится. Вон у меня в огороде и клубника, и картофель растут. Помню, мать вырастила картошку килограммовую, она ее даже возила в Краснодар, показывала знакомым.

Знаете, удивляет тот факт, что какой бы проект Вы ни начали, каждый приобретает мировой масштаб. Вы построили Аквапарк «Золотая бухта» в Геленджике, завод поликарбоната «Polidin» в Краснодаре. Открыли несколько десятков спортивных площадок для воркаута по всей стране, совершили 14 арктических экспедиций.

Не всё. Что-то не получается. Как говорится, если дождик капает, в нашем поле все растет. Если засуха, то пытаемся поливать, культивировать вручную. Смотрим на перспективу. Запасаемся бочками с водой.
Аквапарк – новое для нас направление. Были небольшие опасения и сомнения, особенно, когда я увидел место под строительство. Там стояло старое деревянное здание и ужасно пахло рыбой. Когда построили парк и запустили, я тут же сказал: «Выставляйте на продажу». Представляете? А через 10 дней говорю: «Снимайте объявление». Сегодня это один из самых больших парков в мире. Некоторые из аттракционов специально были спроектированы для него. Вокруг парка покупают недвижимость богатейшие люди мира.

А как идея с заводом возникла?

Идею подсказал мой друг из Новосибирска, который занимается теплицами. Поликарбонат для них закупал отдельно. Я посмотрел, где нет подобных заводов, и где в нем была бы потребность. Краснодар — подходящая для этого территория. Рядом Ростов, Кавказ, Крым, черноморское побережье. Мы встретились с производителями линий, спроектировали и построили завод в кратчайшие сроки. В планах строительство еще одного завода. Кроме того, рассматриваем еще один проект уже федерального уровня.

Ваши слова: «Мы занимаемся благотворительностью не ради рекламы, а потому что стремимся реально заботиться о стариках, детях, инвалидах. Мы уверены, что общество, где о них забывают, обречено, а мы хотим, чтобы Россия была великой страной не только на словах. Это наша Родина. Она у нас одна и другой не будет» — воодушевляют. После этого действительно веришь в то, что наше общество не обречено.

Помогать тем, кто нуждается, это естественное состояние человека. Это наше воспитание. Когда человек поскользнулся, вы же не задумываетесь, протянуть ему руку или нет. Вы делаете это инстинктивно. Раньше я действительно считал, что на то они и добрые дела, чтобы просто делать их и не афишировать. Сейчас понимаю, надо показывать пример. Помню, после того, как мы помогли с ремонтом рязанскому военному училищу, сделали лекционный класс, спортивный зал, помогать стали и местные бизнесмены.

Мы знаем, что Вы с 1992 года каждые 23 февраля и 9 мая устраиваете благотворительные вечера для ветеранов войны и тружеников тыла, воинов-интернационалистов, матерей погибших защитников Отечества.

Это наш долг. Ветеранов ВОВ знал всех лично, у нас их осталось 6 человек. Бывая на таких мероприятиях, с каждым поздороваюсь, посижу, поговорю.
Раньше много помогал церквям. До сегодняшнего дня не говорил, но в строительство Храма Рождества Христова Корпорация «Славтэк» вложила немалую сумму. Помогали строить и мечеть. Поддерживали приходы в Краснодаре, в Сибири. В церковь п. Диксон купили иконостас. Думал, что люди будут молиться, станут лучше. Но я ошибался. Всё превращают в игру. А духовности нет. О паломничестве в Иерусалим рассказывают как о рядовой турпоездке.
Поддерживаем и звезд российского спорта. Устраиваем чемпионаты, соревнования. Своими поступками подчеркиваем свою человечность.

А что Вы вкладываете в понятие человечность?

Взять наши экспедиции «Северный десант». Даже в суровых условиях мы устраиваем быт по-человечески. Чистим зубы, умываемся, готовим вкусную пищу. Этим мы подчеркиваем, что уважаем в себе человека.

В армии преподаватель рассказал нам одну историю, как однажды в Афганистане они захватили военного инструктора француза. Их шло 5 человек. Один был легко ранен. Они открыли сумку француза, нашли в ней документы и плитку шоколада. Шоколад разломали пополам, половину отдали раненому, а половину поделили еще на 4 части. Француз тогда сказал: «Мы с русскими никогда воевать не будем. У нас, кто нашел бы, тот и съел». Понимаете? Даже если ты голодный, но раздели последний кусок хлеба на несколько частей и дай товарищам. Вот человечность. Я много видел, как «сытые», сидя за накрытым столом, рассуждали о доброте. Но как только начинали жить чуть хуже, тут же, как крысы друг у друга вырывали кусок. Это говорит о том, что одни в любых условиях могут держать себя в человеческих рамках, а другие втихаря будут есть под одеялом.

Ваши рассуждения всегда интересно слушать. Так мыслят люди, обладающие особым складом характера?

Я обыкновенный парень с улицы нефтяников, сын простых родителей. Но есть во мне какая-то сильная сторона, не отрицаю. У меня хорошо развита интуиция, которая не раз спасала меня и команду в экспедициях, да и в разных ситуациях в жизни. Когда мы шли в Арктике и, казалось бы, все, тупиковая ситуация, меня будто кто-то брал за шиворот и вел вперед. Был спасателем в аварийно садящемся самолете. Из всех пассажиров большого лайнера стюардесса выбрала именно меня в качестве добровольного спасателя при аварийной посадке.

Помню, когда мне было 38 – 39 лет, у меня было ощущение, что я что-то в своей жизни не успеваю. Да и всегда найдутся примеры, которые поставят тебя на место. Кто-то в 16 лет полками командовал, подвиги совершал. А взять из современных героев, Рустама Набиева, который недавно посетил наш город, он на одних руках покорил горы Эльбрус, Манаслу. Не знаю, смог бы я так сделать, как он.

В одном из интервью Вы рассказывали, что часто помогаете адресно. Отремонтировали крышу дома матери погибшего офицера, для выпускника ЦДТ приобрели скрипку ручной работы, помогли художнику с выставкой, построили библиотеку в Ханты-Мансийске…

Мы платим стипендии и пособия способным детям, детям погибших военнослужащих, оплачиваем операции. Если у меня есть возможность, я помогаю. Плохо, когда у человека гораздо больше возможности, но он лишь ест из своей тарелки, радуется жизни и своему отражению в зеркале. Помимо библиотеки в Ханты-Мансийске, мы построили выставочную галерею и музей.

Надо отметить, что именно там Губернатор Наталья Комарова встречалась с Владимиром Путиным.

Раз речь зашла про библиотеку, скажу, что мы и издательствам помогали с выпуском книг, и конкретным авторам. Мне понравилась книга «Мангазея, или Златом кипящая царская вотчина» Маргариты Анисимковой, прочитал ее за раз, словно взял напиток и выпил залпом. Кстати, многие говорят, тебе надо книгу написать. Думаю, вот будет мне лет 70-80, решу.

А кому можете отказать в помощи?

К сожалению, всем помочь невозможно. Раньше помогал многим, сейчас стал разбираться. Приходит ко мне как-то пожилой человек, вот, Александр Анатольевич, помогите. А помощь бытовая. Спрашиваю:

У вас дети есть?

Да, есть, умные, добрые..! И внук есть.

Дети работают?

Работают.

А почему вы ходите и побираетесь? — Я искренне не понимаю этого. Потому что уверен, пенсия родителей — это правильно воспитанные дети.

Задумывались ли Вы о том, что делая доброе дело, Вам это воздастся?

Те средства, что мы тратим на благотворительность, могли бы направить на развитие своего дела, закрыть какие-то проблемы. Но, возможно, благодаря тому, что мы помогаем, нам и везет в жизни!
Помню случай, когда руководителю правоохранительных органов нашего города действующий тогда мэр города дал указание, попортить мне нервы, мягко говоря. Он ко мне пришел и открыто об этом сказал. А потом добавил: «Я не буду этого делать?». «Почему?» — спрашиваю. «Помнишь, как-то к тебе подошли и рассказали об одном молодом служащем. У него родился ребенок, а условий для жизни не было. Ты помог этому служащему. Так вот, это был я.» Представляете? Я уж и забыл об этом. Мой добрый поступок не остался без ответа.

Деньги не главное в жизни?

Деньги — это как бензин для машины. Но бензин нюхать нельзя, станешь токсикоманом. Так же и с деньгами. Удовольствие от денег получать не надо. Это шкала твоего ума и трудоспособности. Если завтра война, мой ум и трудоспособность будут измеряться в выигранных боях и убитых врагах.

Мы знаем, что благодаря Корпорации «Славтэк» и команде «Северный десант» Рустам Набиев поднялся на Эльбрус и на одну из самых грозных вершин Непала – Манаслу. Он и флаг «Северного десанта» водрузил на вершины гор.

Такие герои есть и в нашем городе. Ильгизар Бикташев — награжден орденом мужества. Воевал. Возвращаясь с боевой задачи, их БТР подорвался на фугасе. Он лишился ноги. Но это не мешает ему жить полноценной жизнью. У него порядка 10 арктических экспедиций. На одной ноге, в мороз, в пургу наравне со всеми шел и ни разу не пожаловался. Когда мы приезжаем в северные поселки, местные подводят к нему своих детей и говорят: «Мы знаем, что вы богатырь, положите руку на голову моему сыну, чтобы он был сильным, как вы».
Знаете, вот таким людям как Рустам, Ильгизар и нужно давать награды. Потому что ходят не на ногах, а благодаря силе духа. А у нас звезды героев раздают разного рода чиновникам. Как-то журналистка спрашивает одного такого «героя»: «За что вам дали звезду героя?», «За мужество и героизм», — отвечает он. «Это понятно, но что вы сделали? За что?», «За мужество и героизм», — твердит он. Смешно. Проработал полгода в городе – на тебе грамоту за развитие города! Но ведь есть нормативы для получения грамоты: сколько лет человек прожил и проработал в городе. И самый главный норматив — это совесть.

Как Вы думаете, сильных людей боятся?

А что их бояться? У меня с сильными, полноценными, зрелыми, психологически устойчивыми людьми всегда хорошие отношения. Самые страшные люди — слабые, подлые. Образно говоря, ножом не зарежут, а вот отравить — отравят. Такая порода. И все проблемы у нас именно из-за таких. У большинства людей есть два состояния. При невысоких должностях они ведут себя как холуи, дорастают до какой-либо высоты — становятся хамами.
Да, у меня есть недоброжелатели. Я не сахар, чтобы нравиться всем. Просто есть люди, которые живут по-другому, нежели я. У меня есть свои принципы. И не всем они нравятся. На гадость говорю, что это гадость. Считаю, нужно делать дела, а не кривляться, как обезьянки в цирке. Как-то проводили исследования, кто самый влиятельный человек в городе. Я оказался во главе рейтинга. При этом никогда не был публичным человеком. Когда участвовал в выборах в 1996 году, люди голосовали за меня, не зная даже, как я выгляжу, но все знали мою фамилию, мои дела и поступки.

Против своей воли что-то делали?

На официальных мероприятиях приходится общаться с людьми, с которыми по моему уличному воспитанию не должен садиться за стол и здороваться за руку. Когда узнаю, как они живут и мыслят, понимаю, почему у меня такое к ним отношение. Их разговоры сводятся к тому, что едят и где отдыхают. Люди считают себя интеллигенцией, хотя далеко не дотягивают до этого звания. Мало кто знает смысл этого слова. В древности оно означало высшее воинское сословие. Это воины, которые не отступали, они побеждали противника или погибали! Этим людям не надо было ничего объяснять, они сами все знали и понимали, что им делать, и когда делать. А мы путаем понятия и называем интеллигенцией шутов и клоунов. Творчество, делающее кого-то лучше, это искусство. А если хуже — шутовство. Интеллигенция в наше время — это люди, которые не отступают от общечеловеческих принципов, несмотря ни на что.

Верите в судьбу? В Бога?

Не думаю, что какой-то дедушка с бородой сидит на облаках и руководит всем. Но есть какой-то закон, который управляет всем мирозданием. Я верю в него. Это за пределами сознания. Вспомните из истории, когда враг подходил к Москве, и вдруг наступали такие сильные морозы, каких не было давно, что враг отступал. Случайность? Не думаю.

Какой самый главный совет Вы получали в жизни?

Это был не совет, а некая рекомендация моего отца. Он говорил, нужно получить высшее образование. Я тогда отмахнулся, мол, сначала работу найду. Хотел свободной жизни. Сел и уехал в Новосибирск. И вовремя не отучился. Получи я его раньше, мне не пришлось бы интуитивно выстраивать бизнес — процессы. Я бы четко знал, что и как делать, и не терял бы время на пробы и ошибки. Мог бы больше сделать и для корпорации, и для города, и для страны.

Комментировать