текст Яна Власова фото Надежда Черняк видео Игорь Яншин место ресторан «Жемчужина Сибири»

Участники:

Дмитрий Давыдов, Заместитель директора ООО «МонтажЭлектроСтрой», депутат Думы г.Нижневартовска.

Анатолий Лисин, вице­президент Торгово­промышленной палаты г.Нижневартовска, депутат Думы г.Нижневартовска.

Луиза Франц, генеральный директор компании ООО НПО «Гидропромсервис», владелица салона подарков «Фамильные ценности».

Ярослав Савин, генеральный директор группы компаний «НВ Трейд», общественный представитель по защите прав предпринимателей в г.Нижневартовске.

Большинство российских предпринимателей ожидают успешного развития бизнеса в РФ в ближайшие 30 лет – именно так говорится в исследовании аудиторской компании PwC.

Исследование основано на данных 1001 интервью с представителями различных российских компаний в период с конца октября по середину ноября 2019 года. Интервью охватывали все сферы производства, а географически – всю Россию. Что ждать от бизнеса в Нижневартовске? Поговорим о перспективах. С какими сложностями сталкиваются предприниматели? Затронем проблемы. За каким бизнесом будущее? Попробуем предположить. С нашими экспертами мы поднимем абсолютно разные вопросы, касающиеся бизнеса. Ведущей беседы выступит руководитель журнала «Автограф» ­ Анна Уколова.

Анна Уколова. Бизнес в странах Европы и Америки существует уже 100­летиями, в современной России ему всего лишь несколько десятилетий, а точнее 30 лет. О бизнесе мы начали говорить в 90­е годы. Как бы вы охарактеризовали бизнес у нас в России и в частности в нашем городе?  

Ярослав Савин. Конечно, у бизнеса, имеющего вековую культуру, определенные механизмы работают на порядок интереснее и лучше. Мы что­то перенимаем, пропускаем через свой российский менталитет, внедряем. Но, если в двух словах, то наш бизнес ­ это борьба за ресурсы: надзорные органы не дремлют. Поэтому мы, предприниматели, перестраиваемся, трансформируемся и развиваемся. А лично для меня бизнес ­ это уже образ жизни. 

Дмитрий Давыдов. Не то, что образ жизни, а сама жизнь. Имея бизнес, ты погружен в него полностью, домой приходишь переночевать и переодеться.

Хороший показатель – увеличение численности населения. Рождаются дети, значит все хорошо.

Ярослав Савин. Бывает, откроешь глаза в три часа ночи и начинаешь думать о том, что запланировано на день, какие встречи, поездки. Режим «полет» воспринимаешь уже за счастье. А отпуск – это продолжение рабочего процесса на расстоянии с выходными в субботу и воскресенье, в остальное время ­ организация рабочего процесса, автоматизация управления через системы битрикс и мессенджеры. И мне это нравится. 

Дмитрий Давыдов. Ни одного успешного человека нельзя назвать бездельником. Он успешен, потому что жертвует и временем, и семьей, и своими личными потребностями. 

Анна Уколова. Такие жертвы стоят того?

Дмитрий Давыдов. Когда ты попадаешь в эту «мясорубку», то деваться уже некуда.

Ярослав Савин. Остановка есть смерть.

Анна Уколова. Я думаю, что любым бизнесменом движут амбиции, возможность доказать окружающим и самому себе, что я могу! А если тяжело, устаешь? При желании все можно бросить ради семьи, к примеру…

Ярослав Савин. А оценит ли это семья? 

Дмитрий Давыдов. Лично я не смогу находиться дома больше двух дней: мне надо выплескивать куда­то свою энергию. Я привык к такому ритму жизни и по­другому не умею.

Анатолий Лисин. Я в отпуске не могу находиться больше 7 дней. В этом рабочем ритме уже заложен какой­то отдых, позволяющий зарядить наши внутренние «батарейки». Продолжительное безделье бывает разрушительным.

Луиза Франц. Действительно, попав однажды в бизнес, обратного пути нет, эту машину не остановить. Движение, решение проблем ­ это уже и есть наша жизнь. Человек «увядает», когда ничего не делает. Те же пенсионеры, если они не будут ковыряться в земле, копать грядки, гулять, они просто погибнут.

Анатолий Лисин. Хорошо, что повысили пенсионный возраст. Вы об этом?

(Смеются).

Дмитрий Давыдов. Но если сравнивать наш бизнес с зарубежным, то у нас свой путь…

Ярослав Савин. Представьте, выручка компании Apple больше, чем бюджет Российской Федерации, и это только одна компания, которая даже не на первом месте в США, а есть еще Expo Mobile, General Electric, занимающие первое и второе места. Вот вам и развитие бизнеса США и России ­ сравнивать бессмысленно. У нас здесь свой путь, он определенно недолгий, но у него большое будущее. В любом случае бизнес ­ это двигатель общества, он создает идеи, новые продукты и улучшение жизни.

Анатолий Лисин. Бизнес в России был всегда, просто частная форма собственности у нас появилась в 90­е годы. До этого бизнесом занималось государство, которое было основным владельцем активов, и все на него работали. Так, Советский Союз был одной большой корпорацией, которая работала на благо своих акционеров ­ граждан. Потом все резко поменялось, и за основу мы взяли западную модель ведения бизнеса ­ рыночную экономику. Появились собственники компаний ­ инакомыслящие, уникальные люди, в которых много потенциала и энергии. И раз мы стали на путь рыночной экономики, то нам надо брать пример с зарубежных партнеров, т.к. у них большой опыт ведения бизнеса, и изобретать свой велосипед уже не нужно. А с другой стороны, у нас действительно свой путь и свое мышление, и в этом наше преимущество. Цель любого бизнеса не только заработать деньги, но и принести какое­то благо, например, удовлетворить потребности людей в каких­либо услугах или продуктах. 

Дмитрий Давыдов. В России все начинают заниматься бизнесом в первую очередь для зарабатывания денег, для улучшения своего благосостояния. У нас даже в ГК написано, что такое предпринимательская деятельность ­ это деятельность, которую лица, зарегистрированные в установленном порядке, осуществляют для систематического получения дохода, т. е. прибыли. Если бизнес не приносит прибыль, то зачем он нужен? 

Ярослав Савин. Невозможно думать о благосостоянии народа, когда у самого холодильник пуст. А когда компания состоялась, то вот тогда у нее уже появляется мысль направить средства на благотворительность, например.

Анатолий Лисин. Безусловно, вы правы! Я уточню свою мысль. Любое предприятие дает нам пользу в форме продукта, за который мы готовы отдать деньги. Да, есть такой бизнес, который из денег делает деньги, но важно, когда создается продукт, оказываются услуги, востребованные в обществе. И эти услуги превращаются в деньги. 

Ярослав Савин. Где из денег деньги, а где ­ из территорий и земель. И тут все зависит от того, в какое время, в каком месте, в какой семье ты родился и от твоих возможностей. То ли это будет как у Алекперова, который приватизировал себе «Когалымнефтегаз», будучи министром топлива и энергетики, либо как у предпринимателей, которые в 2000­х начали продавать чехлы для телефонов…

Луиза Франц. Я получаю удовольствие от бизнеса тогда, когда он приносит прибыль. Я делаю свою жизнь более насыщенной, качественной и творческой, следовательно, я всегда делаю упор на то, что будет приносить деньги.

Ярослав Савин. В России предпринимательство своеобразное. Это такое перераспределение нефтяных доходов между населением. 

Анна Уколова. Сегодня во всех отчетах пишется, что у нас в России созданы условия для развития предпринимательства, но когда разговариваешь с представителями бизнеса, складывается ощущение, что не все так просто и легко… С какими сложностями сталкиваются предприниматели сегодня? 

Луиза Франц. Я хочу отметить самую главную проблему – это человеческие ресурсы.  Наша компания  ООО НПО «Гидропромсервис» производит подъёмные агрегаты для ремонта нефтяных и газовых скважин, нефтепромысловое оборудование, а также запасные части и комплектующие на подъёмные агрегаты. Это очень ответственная работа, требующая высокой квалификации сотрудников.  Но найти таких людей очень сложно. Причем мы готовы оплачивать обучение в университетах, курсы повышения квалификации, но люди не хотят развиваться, двигаться вместе с компанией. Собрать команду ­ большая проблема. А начинается она еще и с того, что нет хорошей школы подготовки кадров. Наши университеты и училища не готовят специалистов настолько хорошо, как хотелось бы. Также сложности есть при внедрении бизнес­процессов. И мне как женщине­руководителю бывает сложно управлять заводом, в котором 90% мужчин с характером.

Наш бизнес ­ это борьба за ресурсы: надзорные органы не дремлют.

Дмитрий Давыдов. Помните, раньше при поступлении в институт нужно было пройти жесточайший отбор – конкурс по 30­40 человек на место, невозможно было попасть, если у тебя нет ничего в голове. А с появлением платных мест в институтах учиться стали все. Из­за этого у нас пропало среднее и среднетехническое образование. Имея диплом о высшем образовании, никто не хочет работать на рабочих специальностях, сразу хотят быть директорами. 2 года назад наше государство обратило внимание на то, что надо решать вопрос именно со среднетехническим образованием. По этому поводу в г.Нижневартовске состоялся форум. Оказывается, у нас не хватает учреждений для среднетехнического образования. И отрадно, что конкурс в строительный колледж сегодня 17 человек на место. Это говорит о том, что дети хотят учиться, они начали понимать, что можно, работая мастером, специалистом среднего звена, зарабатывать гораздо больше, чем находясь на руководящей должности.

В своем докладе Президент озвучил, что надо сокращать платные места в университетах на 20%. Я поддерживаю. Наладим сельско­хозяйственное производство, вернем деревни, вспомните, как раньше никто не хотел из деревень уезжать, потому что там и зарабатывали хорошо.

Ярослав Савин. Сейчас создалось такое мнение, что если не выехал в город, ты ­ неудачник.

А что касается сотрудников, то раньше, например, было распространено такое понятие как наставничество. Этот опыт мы внедрили у себя на предприятии ­ за каждым новым сотрудником закрепляем человека, который подсказывает и помогает влиться в работу. Если человек вписывается и начинает приносить пользу организации, то он принимается на работу, а наставник получает материальное вознаграждение. Для каждой должности у нас прописаны инструкции и описаны все бизнес­процессы, в которых он участвует. И когда все так организовано, процесс адаптации человека на предприятии проходит на порядок быстрее. Конечно, к этому сложно прийти первые пять лет работы, потом ­ легче.

Анатолий Лисин. Система образования сейчас адаптируется и меняется. Смена профессии и новых видов деятельности происходит быстро. А открытие корпоративных университетов сокращает путь к профессии. Экономисты просчитывают, сколько нужно научных, технических кадров, рабочих специальностей, и, исходя из этого, выстраивается система образования на всех уровнях, начиная с детского сада, продолжая школой, средним образованием и заканчивая высшим, научным. Сейчас эта система только выстраивается, поэтому пройдут через нее те, кто сейчас является детьми.

Дмитрий Давыдов. А мы решаем вопрос с кадрами так: я договариваюсь с учебными учреждениями, чтобы мне рекомендовали людей на практику, за прохождение которой я готов платить. Как правило, из 10 человек остается 2, которые впоследствии продолжают работать у нас. Так я стал воспитывать у себя на предприятии ИТРовцев, а яркий пример ­  главный инженер, который начинал работать у нас монтажником.

Луиза Франц. Многие хотят все получить здесь и сейчас, ничего не делая. Поэтому за сотрудниками требуется постоянный контроль.  Помимо производства, мы еще работаем и в сфере продаж. И даже замотивированные какими­то бонусами и премиями люди не хотят работать, им достаточно получать какой­то минимум. Все зависит еще и от воспитания. Каждый человек рождается предприимчивым, с первых дней жизни, к примеру, он умеет плавать. Но в процессе воспитания родители своей чрезмерной опекой, не осознавая этого, разрушают это качество. Родители не прививают стремление добиваться чего­то, саморазвиваться.

Ярослав Савин. Соглашусь, есть такой момент. Поколение X, дети 90­х годов, считают, что им все должны. Нынешнее поколение уже начинает понимать: никто никому ничего не должен, помимо того, что прописано в Конституции – это школьное образование, медицинская помощь… Но квартиру, машину, водителя ­ это уж, извините…

Отпуск – это продолжение рабочего процесса на расстоянии с выходными в субботу и воскресенье, в остальное время ­ орга­низация рабочего процесса, автоматизация управления.

Анна Уколова. Действительно, найти сотрудника, профессионала своего дела очень сложно. И я не раз сталкивалась с такой проблемой. Многие приходят устраиваться на работу в ожидании того, что завтра они начнут получать большие деньги, но при этом работать не хотят. Но неужели это единственная проблема?

Луиза Франц. Еще одну проблему хочу отметить ­ отсрочка платежа.  Мы работаем с Роснефтью, у которой в договорах значится оплата в течение 60­90 дней после окончания работ – дольше, чем у других компаний на рынке. Для многих компаний это проблема. Появляется кассовый разрыв, который потом приносит убытки. А платить зарплату, налоги надо вовремя. Такие правила Роснефти разрешило государство. 

Дмитрий Давыдов. К сожалению, все наши нефтяные «монстры» вправе сами устраивать свою политику и поведение. Мы встречались с министром экономразвития и задавали вопрос: как урегулировать на законодательном уровне их работу? Механизмы не могут придумать. От этого все страдают. 

Анатолий Лисин. Эта проблема болезненная именно для Нижневартовска. Потому что у нас от крупных предприятий зависят поставщики, первые подрядчики, субподрядчики. 

Дмитрий Давыдов. А взять ФЗ 44, ну абсурд же. Разве не проблема? Я сам пытался что­то сделать с этим законом, но никак не получается – так нельзя и этак тоже. Со следующего года все предприятия переводят на НДС. Благодаря этому у нас появится конкуренция, предприятия смогут себя показать. Есть свой плюс.

Луиза Франц. Если всех обяжут перейти на НДС,  это приведет к росту цен.

Дмитрий Давыдов. Нет, сократится количество предприятий на 60%. Не будет тех самых конкурентов, которые выигрывают на торгах за счет снижения суммы.

Ярослав Савин. Бывает так, что компания численностью свыше 50 человек, конкурирует с одним предпринимателем, из которого и состоит вся фирма. Он забирает, если мы говорим о нашей сфере деятельности, миллионный контракт на обслуживание систем кондиционирования какого­либо учреждения, и, конечно же, впоследствии не справляется с объемом работ. А та организация, где он проводит работы, контракт с ним разорвать уже не может, так как будут штрафы. Опять же из­за ФЗ­44. И нам приходится помогать, выполнять работу… А предпринимателя, выигравшего тендер, спрашиваю: «Ну и зачем так делать?», «Ведь мне как­то надо жить…», ­ говорит. 

Дмитрий Давыдов. Решить две основные проблемы: время расчетов за выполненную работу и ФЗ 44 ­ и у нас бизнес будет развиваться.

Анатолий Лисин. Государство много делает для развития предпринимателей ­ дается информация, есть различные формы поддержки. Но самое главное ­ не мешать бизнесу. 

Дмитрий Давыдов. И президент так сказал.

Анна Уколова. А на деле что?

Ярослав Савин. Все с точностью до наоборот: как с налогооблагаемой базой, так и с точки зрения проверок. Количество требований по тому же  НДС увеличилось раза в 4. И это вы называете ­ не мешать…

Дмитрий Давыдов. Это наталкивает на мысль ­ не заниматься бизнесом. 

Анна Уколова. Ярослав, а с какими проблемами к Вам чаще всего обращаются предприниматели, как к общественнику?

Ярослав Савин. Недостаточная информированность приводит к ошибкам в управлении. И одна из ошибок, с чем и связано больше всего вопросов ­ блокировки счетов. К примеру, предприниматель с миллиона рублей выводит 999 тыс. Ему блокируют счет. Он в недоумении. Почему? Это же мои деньги. О 115 ФЗ – о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма – никто не знает. Если бы была разъяснительная работа на момент открытия своего дела, то таких вопросов у молодого предпринимателя не возникало бы.  

У нас две проблемы: «банк – предприниматель» и «ФНС – предприниматель». 

Дмитрий Давыдов. Незнание законов не освобождает от ответственности. Таким людям нельзя заниматься бизнесом.

Анатолий Лисин. Человек учится на своих ошибках. Можно сколько угодно человеку рассказывать, но пока он не столкнется с этим лично, он не поймет. 

Анна Уколова. А как у нас в городе взаимодействует власть с бизнесом? Помогают ли эти структуры друг другу или наоборот идет противостояние? 

Дмитрий Давыдов. На сегодняшний день идет сплочение бизнеса и власти. Диалог всегда был. Власти без бизнеса не может быть. И наоборот. Чем лучше бизнесу, тем лучше государству, и лучше нам самим.

Ярослав Савин. И тем люди добрее по отношению друг к другу.

У нас в городе власть взаимодействует с бизнесом. Я как общественный представитель по защите прав предпринимателей в г.Нижневартовске регулярно устраиваю встречи бизнесменов с представителями надзорных органов, прокуратуры, налоговой. На этих встречах задаются вопросы и находятся решения, строится открытый диалог. В нашем городе проще, чем в других городах, выйти на руководителя какой­либо государственной организации.

Анатолий Лисин. У власти и у бизнеса ­  у каждого своя роль, но путь у них единый. Диалог есть, он всем нужен и выгоден. Власти необходимо и приходится считаться с бизнесом, который является большой частью экономики. А экономика ­ это не только деньги, но и люди, устроенные на предприятии. И властям хочется донести какие­то нормы, нововведения для бизнеса, которому это необходимо для стабильной работы. Обладая  информацией, можно строить какие­то планы и чувствовать себя достаточно свободно.

Дмитрий Давыдов. Механизмы взаимодействия бизнеса и власти у нас до конца не отработаны. Раньше, например, были льготы для предпринимателей, которые участвовали в благотворительности, на сегодняшний день в нашем округе их нет. А желающие заняться благотворительностью есть, но они тоже хотят, чтобы их поступки кто­то оценил. У нас огромная поддержка оказывается малому и среднему бизнесу ­ порядка 280 форм поддержек в округе. Но при этом забывают про те предприятия, которые уже работают не один год на рынке. 

Луиза Франц. В создании нашего дела власти не принимали участия. Огромную поддержку нам оказали представители другого бизнеса и, объединившись, мы смогли  сделать огромный шаг в своем развитии. В 2012 году мы стали дилерами  Мотовилихинского завода, а в 2017 году в состав учредителей вошли АО ЕПРС, что стало огромной для нас поддержкой. Очень важно, когда объединение двух крупных и сильных игроков бизнеса, дает свои плоды. Сегодня мы не только осуществляем продажи в ХМАО и ЯНАО, но и  активного участвуем в продажах по всей России, в том числе и в Крыму!

Успех может прийти тогда, когда ты начинаешь не с нуля, а с определенного багажа знаний и опыта. 

Ярослав Савин. Говоря о поддержке, то бизнесу «купли­продажи» она не оказывается. Но я считаю, что одна из главных задач «поддержки» ­ тормознуть и объяснить молодому бизнесмену, что, прежде чем начинать заниматься бизнесом, нужна идея, потом ­ покупатель и развитие, продвижение продукта на рынке и только потом ­ организационно­правовая форма ­ ООО или ИП. 

Многие молодые предприниматели думают: «Вот  открою ИП, и я крутой!». «А что ты будешь делать?», ­ спрашивается. «Заниматься бизнесом!». И банки тут же: «Открывайтесь! Мы для вас откроем расчетный счет, и кредит дадим на миллион!». И вот предприниматель воодушевленный приступает к работе. Купил стол за 10 тыс., хочет продать за 12 тыс., а такой стол уже есть в магазинах Нижневартовска за 8 тыс… Миллион сокращается, а проценты надо отдавать, ­ и предприниматель в 20 лет получает психологическую травму, с которой справиться сложно. Он устраивается в Макдональдс, продает бургеры и выплачивает кредит. Так вот такое разочарование можно было бы избежать, если бы вовремя проинформировали его. 

Анна Уколова. А что первично деньги или власть?

Дмитрий Давыдов. Человечность.

Анатолий Лисин. Важно, что в человеке заложено. Порой, власть может вскружить голову человеку. Поэтому надо уметь выдержать испытание деньгами и властью.

Ярослав Савин. Правильно говорят, что человек проверяется портфелем. А что в портфеле ­ деньги или власть ­ это и есть испытание на прочность и человечность. 

Анна Уколова. Как вы думаете, какого вида бизнеса не хватает нашему городу? А какой бизнес в переизбытке?

Ярослав Савин. Полеты на воздушном шаре у нас не развиты. (Смеются).

Луиза Франц. Я считаю, что нашему городу не хватает аквапарка. В целом для округа характерна длительная  зима ­ до 8 месяцев. И не у каждого есть возможность съездить лишний раз на курорт. А вот переизбытка бизнеса в городе нет. Город активно развивается, а для этого необходим огромный спектр услуг и товаров.

Ярослав Савин. Без государственной поддержки аквапарк не создать. Это целый микрорайон в одно здание надо подвести.

Луиза Франц. Почему бы не сделать такой аквапарк в торговом центре? Этот бизнес будет не только полезен для жителей нашего города, но и принесет высокий доход. Рентабельность составит от  50 до 80 %.  

Ярослав Савин. Эта идея вынашивается уже лет 10 или 12. В Когалыме строительство аквапарка профинансировал «Лукойл», в Сургуте – «Сургутнефтегаз», Тюмень – город­миллионник ­ и все они готовы к срокам окупаемости больше, чем 15 лет. У нас же уже через 2 года любой предприниматель захочет денег. Ждать 10­15 лет никто не будет. Я уже не говорю про 50 лет, именно столько рассматривает окупаемость в западной Европе династический бизнес. Для нас это вообще утопия! Наш предприниматель рассуждет: «Эх, где я буду через 50 лет? на небе!»

Анатолий Лисин. Сегодня не проблема отправиться на выходные в Сургут и сходить в аквапарк там. 

А вообще, проезжая по городу, я то и дело вижу объявление об аренде. Предполагаю, что с открытия нового торгового центра на рынок выйдет еще большее количество квадратных метров арендных площадей. Так вот, было бы замечательно, если бы у нас не было пустых помещений. 

Ярослав Савин. Интересно, мы в книгу рекордов Гиннесса попадем как город с самым большим количеством торговых площадей на квадратный метр.

Дмитрий Давыдов. Я думаю, что попадем. (Смеются).

Ярослав Савин. Представляете, что будет в выходной день на дорогах, когда откроется новый торговый центр? Наверное, поставим регулировщика, который будет сортировать автомобили по цвету: белые налево, черные направо. Или сделают как в Сингапуре: машины с четными номерами ездят в одни дни, с нечетными ­ в другие. Чтобы пробки минимизировать. 

Дмитрий Давыдов. Покупаем две машины и ездим каждый день.  (Смеются). 

Анна Уколова. Одна из наших героинь как­то в своем интервью сказала, что настало время «маленьких улиток», большому бизнесу сложно развиваться. Как ни крути, но так называемые «мелкие лавочники», создают всю сферу услуг, что необходимо людям. Как вы считаете, проще существовать гигантам или малому и среднему бизнесу? Не настало ли время «маленьких улиток»?

Луиза Франц. Крупный бизнес и малый имеют свои сильные и слабые стороны.  Крупный ­ наиболее устойчив, имеет возможности создавать и накапливать свои достижения. Но, как правило, это не гибкая структура. Очень редко может быстро подстроиться под наши просьбы и запросы. В малом бизнесе рентабельность выше, этот бизнес гибкий и мобильный, зачастую «мелкие лавочники» решают наши вопросы и закрывают потребность в том или ином товаре быстрее и качественнее. Мелкие компании очень часто выручают. К примеру, бывает так, что нам срочно  нужна одна запчасть. Пока на заводе наша просьба пройдет все инстанции, мелкая компания нам ее уже предоставит. Но в нашем городе малый бизнес неустойчив и имеет высокие риски.

Дмитрий Давыдов. Наша цель ­ наладить производство во всей стране. В связи с этим стало появляться много маленьких фирм. Но я считаю, что не новые надо открывать, а помогать расширяться имеющимся фирмам, оказывать им поддержку, давать стимул к росту. Ведь и отчисления в бюджет города будут больше, больше будет и трудоустроенных людей, кто­то из сотрудников будут приезжать из других городов, а это значит, что в магазины будет ходить больше народу – все взаимосвязано. Зачем нам открывать лишние предприятия, где будет работать 2­3 человека? 

Ярослав Савин. В Западной Европе микро и мелкий бизнес составляет 70%.  Видимо и у нас к этому стремятся. Только никто не берет во внимание, что из ста у нас через месяц закрывается 95 фирм.

Анатолий Лисин. Государству проще взаимодействовать с одним крупным «игроком», чем с огромным количеством мелких. Крупное предприятие более конкурентсноспособное, чем маленькое, оно может создать уникальную вещь, что маленькое не сделает. К примеру, если бы вся страна не работала на космическую отрасль, мы бы никогда не полетели в космос. Не смогла бы россыпь из 500 маленьких предпринимателей собрать одну большую ракету. Крупные компании развиваются, они становятся глобальными игроками на рынке России. А маленькие всегда были и будут, но ждать от них глобального производства не стоит. Можно сказать, что у нас гармоничное сосуществование большого и малого бизнесов.

Анна Уколова. Торговые сети, или промышленные корпорации буквально душат малый бизнес на местах. Можно ли с ними конкурировать и что для этого необходимо?

Ярослав Савин. Сложилось такое мнение, что  в одном маленьком магазине на сто квадратов должно быть все. Но задача такого магазина в другом: быть в шаговой доступности, дружить с покупателем, который живет рядом, приветствовать его, быть приспособленным к его потребностям, и не пытаться предложить все ­ от порошка до крышек. 

Имея диплом о высшем образовании, никто не хочет работать на рабочих специальностях, сразу хотят быть директорами.

Луиза Франц. Сетевые магазины привлекают низкими ценами. А мне кажется, что наш потребитель уже понял, что низкая цена ­ значит низкое качество. Я, например, часто пользуюсь мелкими магазинами фермерского хозяйства, потому что уверена в качестве их продукта.

Анатолий Лисин. Конечно. Если я хочу что­то уникальное, к примеру, бездрожжевой хлеб, то я поеду за ним в определенное место через весь город. Если предприниматель готов для создания уникального предложения, то люди будут за это платить. А все эти сетевые магазины построены одинаково, по одному шаблону, но ведь жизнь­то – разнообразна. Поэтому если магазин у дома приобретет свою уникальность, то никакой масштабный бизнес его не задавит.

Ярослав Савин. Я предпочитаю ездить к местным предпринимателям, действуя по принципу:  как бы я хотел, чтобы относились ко мне, так я отношусь к другим. «Мишка на севере», «Три поросенка», «Фарш»…

Анатолий Лисин. Причем эти магазины находятся не в самых центральных частях города, но люди едут целенаправленно именно туда, потому что там дают то, что нет в сетях.

Дмитрий Давыдов. А колбаса нашей «Мясной лавки» ­ о ней наслышаны уже многие.  Я всегда вместо сувениров везу колбасу! 

Анна Уколова. А чем Нижневартовск может гордиться, какой бизнес родился у нас и вызывает уважение?

Дмитрий Давыдов. Мы гордимся тем, что добываем нефть.

Луиза Франц. Конечно, наша главная гордость ­ месторождение Самотлор.  Основополагающий бизнес на рынке Нижневартовска ­ добыча полезных ископаемых и все, что сопутствует этому, также можно отнести производство ­ мясоперерабатывающий завод, птицефабрика, пивоваренный завод, молокозавод.

Бизнес ­ это двигатель общества, он создает идею, новые продукты и улучшение жизни.

Анна Уколова. Какие советы вы можете дать начинающим предпринимателям, которые только еще вступили или хотят вступить на эту стезю? Есть ли риски, как их просчитать? Хочется слышать советы от практиков, а не от коучей, а также людей, которые знают о предпринимательстве только в теории. Сегодня это, кстати, особенно распространено.

Дмитрий Давыдов. Я бы посоветовал молодым людям, желающим открыть свой бизнес, настроиться на то, что процесс становления долгий. Минимум лет 10, а то и 15. С развитием своего бизнеса придется ограничивать себя, потому что надо вкладывать в свое детище. Пусть подумают, надо ли им это?! Просчитать эффективность. Как бы там радужно все ни казалось, надо брать самый худший вариант развития бизнеса. Не надо думать, что пришел на работу,  тумбочку открыл, деньги взял и идешь дальше.

Ярослав Савин. У нас сила и энергия заключены в деньги и во власть. Если силы нет, а есть возможность инвестировать 10 млн., то такой бизнесмен быстрее и качественнее все сделает, чем тот, у которого ничего нет. Все сугубо индивидуально и зависит от человека, его окружения и возможностей. Но повторю формулу: должна быть идея, потом ­ потребитель, перспектива развития в регионе и дальше.

Луиза Франц. В любом деле есть трудности в самом начале освоения. Так, например, в производстве это техническая часть,конструкторская документация, комплектующие. Поэтому прежде всего, предприниматель должен для себя чётко решить, что создаваемый им бизнес строится надолго. Ответственно и очень серьёзно подойти к разработке стратегий и маркетинговых планов, изучить рынок, выявить потребителей и конкурентов. Всегда помнить, что бизнес — это война с победами и потерями.  И на этой войне делить власть неуместно, сражаться надо всем вместе. Заботиться о своём бизнесе, как о ребёнке, контролировать, нести ответственность, а главное ­ любить собственное дело, тогда будущее бизнесу обеспечено! 

Дмитрий Давыдов. В бизнесе нет друзей и товарищей, есть конкуренты. Надо повышать качество работы постоянно, чтобы именно к тебе шел потребитель. И когда говорят, что кто­то дружит с тем или иным руководителем, занимаясь при этом одним направлением деятельности, они лукавят.  

В малом бизнесе рентабельность выше, этот бизнес гибкий и мобильный и зачастую «мелкие лавочники» решают наши вопросы и удовлетворяют потребность в том или ином товаре быстрее и качественнее.

Ярослав Савин. Сидя за круглым столом, мы можем называть своего конкурента партнером. Я со всеми руководителями климатических организаций в городе общаюсь, мы дружим, бывает, перехватываем друг у друга какие­то запчасти. Но когда участвуем в одном тендере, то там мы ­ конкуренты и идет самая ожесточенная борьба.

Анатолий Лисин. Спасибо В.В.Путину, который начал использовать понятие «партнеры» в отношении злейших врагов.

На мой взгляд, самый правильный путь становления и развития бизнеса ­ это когда  человек уже сформирован как профессионал, он понимает, что достиг высот в своем деле и способен самостоятельно заниматься бизнесом. Успех может прийти тогда, когда ты начинаешь не с нуля, а с определенного багажа знаний и опыта. 

Дмитрий Давыдов. Бизнес должен быть уникальным, с изюминкой.

Луиза Франц. Я, например, считаю свой бизнес уникальным. Мы являемся единственными производителями в России одноштропного элеватора С­80, который является грузоподъемным приспособлением для удержания на весу колонных труб в процессе спускоподъёмных работ при освоении и ремонта нефтяных и газовых скважин. Элеватор С­80 выпускается методом штамповки при изготовлении корпусов и челюстей захвата, что позволяет повысить прочность изделия за счет ровной структуры металла. Поэтому пока в России есть нефть, мы будет активно развиваться. А уникальность салона «Фамильные Ценности»  в том, что мы предлагаем изделия ручной работы от лучших мастеров Урала. На красивые вещи всегда есть спрос, а на уникальные тем более. Главное мы помогаем решить проблему, что подарить человеку, у которого все есть.

Анна Уколова. Давайте подведем итог нашей беседе. Бизнес. Нижневартовск. Реалии и перспективы.

Дмитрий Давыдов. Я верю в развитие нашего нижневартовского бизнеса. У нас постоянно что­то открывается. Поколение молодых людей растет со своими идеями и мыслями, может в будущем они нас будут чему­то учить, придумают что­то новое для развития нашего бизнеса. А мы всеми силами будем помогать вменяемым идеям.

Луиза Франц. Город Нижневартовск входит в топ 10 промышленных городов России и занимает 4­е место в этом рейтинге. Наш город ­ ведущий центр России по нефти и газопереработке. Бизнес в городе активно развивается. Фонд поддержки предпринимательства Югры активно предоставляет помощь малому и среднему бизнесу. Люди занимаются спортом, ходят в салоны красоты, пользуются всеми услугами и товарами. У нас строятся новые дома, приезжают специалисты из других городов. У нас в городе хороший уровень жизни, и все это благодаря развитию бизнеса, в который мы вкладываем частицу себя.

Я предпочитаю ездить к местным предпринимателям, действуя по принципу: как бы я хотел, чтобы относились ко мне, так я отношусь к другим.

Дмитрий Давыдов. Хороший показатель – увеличение численности населения. Рождаются дети, значит все хорошо.

Ярослав Савин. У нас растет качество потребления, за которым стоят более разборчивые покупатели. На основании этого нам необходимо выстраивать наши  бизнес­процессы. Открываются новые направления, которые раньше были не нужны, а сегодня мы без них не можем представить себе жизнь. В части даже нашего направления ­ микроклимата Раньше приточные установки для дома – это были форточки. А сегодня это система устройств, благодаря которым в помещение с закрытыми окнами попадает чистый воздух. Бизнес растет, и рост не приемлем без участия власти. Наша компания «НВ трейд» работает уже в Новом Уренгое, Салехарде,  ЯМАЛе, Тюмени. И мы горды этим.

Анатолий Лисин.  Есть три сектора бизнеса. Бизнес для потребителя ­ он как раз завязан на количестве людей, которых с каждым годом в нашем городе все больше и больше. Бизнес для бизнеса ­ это стабильно работающий нефтяной рынок. Бизнес для власти –  за последние 4 года бюджет города вырос на 5 млрд.  Город развивается, идет строительство, приток населения. И я с большой верой смотрю в будущее нашего города и будущее бизнеса.

Поделиться статьей:
  • 4
    Поделились

Комментировать