Заслуженный тренер России. Родился 16 июня 1942 года в городе Кизел Пермского Края. В 1962—1965 гг. проходил службу в рядах Вооружённых Сил СССР, состоял в Южной группе войск. Окончил ТГУ по специальности физическая культура и спорт. Житель п.г.т.Излучинск и почётный гражданин Нижневартовского района. Жена — Березина Ольга Георгиевна, дети: Светлана, Алексей и Кирилл (также известные боксёры, воспитанники своего отца).

текст Марина Грей фото Артур Кучко место фотостудия «Persona V»

Человек, который своей уверенной рукой провел мальчишек к вершинам мирового бокса.

Они сами говорить не любят. За них, как правило, говорят перчатки, пояса и титулы их воспитанников. Немногословные, с пронзительным взглядом, невероятно сильные духом, пронизанные милосердием и терпением – учителя, проводники, воспитатели.

Хороший тренер – 70% успеха в любом виде спорта. Направить, поддержать, найти нужные слова, подобрать ключик к детской душе, не упустить подростка, а часто и дать «волшебного пенделя» ­ это не работа, не способ заработать авторитет, это адский труд, который невозможен без любви к делу. Воспитание чемпиона, который при этом будет достойным человеком – задача истинного Тренера, Тренера с большой буквы.

«До сих пор слова капитана помню: «Иди, сынок, иди». как напутствие прозвучали. Ну, я и пошёл»

По признанию Станислава Березина, главное раньше времени не поставить на человеке крест. Безусловно, бывают плохие люди, но это редкость. Чаще всего хороший человек оступается, совершает плохой поступок. Вот тут нельзя торопиться, нельзя клеймить. Надо разобраться, дать шанс.

Я никогда не смогу ответить, почему выбрал бокс. Это очень сложный для меня вопрос. Да и выбрал ли я его?… Я тот тренер, который учит и плавать, и бегать, и штангу тягать, и в баскетбол играть, и в футбол. Я универсал. Моя цель ­ вырастить мужчину. Так изначально было. Правда, сейчас и девочки приходят, но быстро уходят, потому что тяжело. Так что долго они не держатся. 

Сказать, что бокс осознанный выбор, тоже не могу, так как много стечений обстоятельств было. Судьба моя интересно складывалась.

Боксом я заниматься начал с 15 лет и сразу всех своих друзей переманил в бокс.  Я родился на Урале. Как­то увидел объявление в поселке, что идет набор. А у меня практика была приличная ­  мы дома боксировали. Пацаны, одним словом. Я учился в вечерней школе, в 14 лет пошел работать. Я самый маленький был, а как у мальчишек – раз ростом не вышел, надо чем­то другим побеждать. Я в 15 лет 35 кг всего весил. Приходилось завоевывать авторитет в драках.  Правда, я был выносливый, с раннего детства мы по горам лазили, веревку где­нибудь найдем – и в пещеры. Отчаянные были. Ведь всякое могло быть, обвалы, сорваться в пропасть – а мы лезли. Ни страха, ни сомнений, ещё и собаку с собой тащили (Смеётся).  Я в третьем классе залез на столб. Электрические столбы высоковольтные поставили в поселке, правда не подключили (до сих пор, кстати, неподключенные так и стоят). Ну, мальчишки и лазили на спор, кто выше. Один до половины залез, я сказал, что на самый верх залезу. Ребята подначивать меня стали, ну я раз ­ и залез. А кто­то добрый моим сообщил. Мой дом в ста метрах от этого железного столба стоял. Вот сижу я наверху, а внизу 4 женщины в ужасе за головы хватаются, уговаривают меня спуститься, успокаивают. А мне и страшно­то не было, да и не нервничал я. Потихоньку слез. Влетело мне тогда… Сейчас­то я сам понимаю…  Если бы у меня такой маленький ребёнок полез, что бы я сам­то делал?  Но тогда таких случаев много было…

«За год работы мне удалось школу с последнего места в районе по спортивным достижениям на третье подвинуть»

Со мной в одном доме жил парень, мой ровесник Женя. Красавец. Рослый, крепкий, волосы у него шикарные были – девчонки по нему с ума сходили. Мы из­за девчат с ним и цепляли друг друга частенько. Но мне­то силой его не победить, вот я исподтишка, то в глаз ему заеду, то подножку подставлю, то ещё что­нибудь отчебучу. В общем, получалось у меня ему много головной боли доставлять. (Смеётся). Он тоже к тому времени занимался боксом, только у другого тренера. У одного деревенского товарища был свой дом,  там был большой сарай под крышей. Перчатки притащили, грушу, занимались, как умели, как могли, больше, конечно, просто мутузили друг друга. Женя к тому времени в своей секции лидером стал, его никто победить не мог. Чуть позже наш тренер уехал, и мы стали вместе с ним в одном зале заниматься. Так вот Женя со своими 60­ю килограммами всех колотил, а я со своими 35­ю его. Хотя он и тяжелее был и коренастее, и в футбол он отлично играл – маневренный парень, но как­то умудрялся я его побеждать. Со временем мы оба стали первыми: он в своей весовой категории, я в своей. Так и жили. Два года я с ними занимался, а потом меня опять куда­то понесло. Работал на лесоповале, потом матросом на катере. Купил себе мешки, лапы и продолжал занятия. Парни окружающие тоже ко мне подтягивались – держали мне лапы, бегали со мной.  В общем, к армии я был в отличной физической форме. В учебку попал в Челябинск. У меня как­то так всегда получалось, что я начинал на новом месте заниматься, и ко мне сразу народ присоединялся. Быстро вокруг меня собирались спортивные ребята. Вместе мы себя и делали. Потом меня отправили продолжать службу за границу. Неделю отслужил в Венгрии, забегает в казарму солдат – кто тут рядовой Березин, кричит. Я шаг вперёд, ну вот я. А он говорит: «Ты же боксом занимался, пойдём в спортзал, посмотрим на тебя». Я растерялся, я же совсем молодой, ещё дисциплинированный. Надо, говорю, доложить командиру. А солдатик смеется, уже все, всё и всем доложили, говорит. Но я всё же доложил по форме, как положено. До сих пор слова капитана помню: «Иди, сынок, иди», ­ как напутствие прозвучали. Ну, я и пошёл. Зал совсем небольшой, по центру единственная груша, рядом с ней парень страшный. Как будто били его долго и жестоко, кто попало и чем попало. Я потом понял, что он просто родился некрасивым, но в первый раз он меня сильно напугал. Встали мы с ним в пару, побоксировали.  Я ему очень понравился. И как­то без меня, меня женили (Смеётся). Взвесили, заявку на соревнования написали, и поехал я на чемпионат. И все бои выиграл. Как? Сам не ожидал от себя такого. Но факт остается фактом. После чемпионата меня включили в сборную, на этом моя профессиональная подготовка закончилась – готовился сам. Раз в сборную включили, посрамиться нельзя. Готовился серьёзно. И тут без компании не обошлось – подтянулись ко мне ребята, как увидели, что я занимаюсь. Вот тут­то я на них и оторвался. Как мог, оторвался. Здоровье у меня было отличное. И бегал я хорошо. Сначала пробежим для разминки два круга, а это 5 километров, от парней убегу, а они догнать не могут. Прибегают елё живыми, а я их в перчатки ­ и к снарядам. Хорошая команда у нас сложилась ­ вынесли такой напор, такие нагрузки.  Сами не верили, что они выигрывают и удачно на соревнованиях выступают.  А потом пошло – поехало: сборы, спортрота, дембель. 

Демобилизовавшись, поехал я в Кизел. Сначала думал спортивную карьеру продолжать в Перми, но заехал домой. А тётка моя в школе работала, я у нее остановился. Как­то в разговоре она пожаловалась, что в школе физрука толкового уже долго найти не могут. Стала меня уговаривать остаться. Тут ещё девушка у меня появилась, и ту же песню завела. Так они меня и уговорили. Точнее сам себя уговорил. Вроде, как не пацан, уже серьёзный парень, не разгильдяй. Должен не по рингу прыгать, а работать. Пришёл в школу. В коллективе, с детьми исключительные отношения сложились. Конечно, девчата старшеклассницы поначалу шибко меня доставали, восьмиклассницы во всю глазки строили, зазывали на танцы. Интересно так, что самые спортивные и перспективные девчонки и были главными заводилами. Провоцировали меня, то форму забудут, то ещё какие льготы для себя требуют. Но я не повёлся, стоял на своём. Отстали, приняли. Но и я много усилий прилагал, чтобы эти отношения добрые сохранить. Понапрасну не обижал, старался поступать по справедливости. За год работы мне удалось школу с последнего места в районе по спортивным достижениям на третье подвинуть. Правда, с лыжами оказия вышла. Не умел я на них кататься. Как мог отодвигал этот процесс, отговорки придумывал: то баскетбол введу, то волейбол. Но пришлось всё­таки лыжи купить и самому учиться на них кататься. Одношажный, попеременный, двухшажный ­ для меня это было всё очень сложно. Отработал я учебный год, школу вытащил, и тут меня направили на две очереди работать в  Питерский лагерь воспитателем. Там мой отряд стал лучшим. Но я решил всё же вернуться в спорт, хотя и долго меня уговаривали остаться. Но не уговорили в этот раз. Уехал в Пермь. Там, к сожалению, не сложилось. Судейство меня до чёртиков достало. Дал себе обещание, что не подойду больше ни к рингу, ни к залу. Тренер, как говориться, «по большому блату» устроил меня на завод. Меня знали как хорошего боксера, так что взяли. Завод небольшой ­ 20­30 тысяч человек. Занимался я ремонтом станков. Задачу поставил – стать лучшим ремонтником. И, знаете, стал. Через два года – лучший специалист завода. Меня даже на закрытые объекты возили, чтобы я станки там ремонтировал. Я всё мог, талант во мне что ли открылся (смеётся), любой станок – токарный, кузнечный, фрезерный. Но потянуло меня на Север. Так, 4 декабря 1974 года я, как Остап Бендер, ступил на Сибирскую землю. Вышел с чемоданом, и не знаю куда идти. Стоят маленькие домики, вагончики, как оказалось. Ничего нет. Один снег. У меня там жила моя сестра двоюродная с семьёй в вагоне. Я ей естественно не сильно нужен был. Так что, ходил, искал работу, но не брали никуда. Появился тогда у меня товарищ по поискам работы, сначала друг за другом ходили, потом вместе стали ходить. Мы, конечно, не бедствовали, подработки всегда много было. К примеру, мясо в магазине нарубить. Работы на час ­ живые деньги в кармане. Не голодали, а вот ночевали, где придётся. Однажды племянник мне сказал: «Дядя Слава, а у нас в школе бокс есть», ­ я удивился. Напросился с ним на тренировку. В валенках, полушубке, с усами пришел (Смеётся). Всё равно делать нечего было. А там мужик какой­то книжку по боксу читает, и мальчишкам потом прочитанное показывает. Интересно так. Потом их в пары поставил, перчатки дал. И давай они друг другу в прямом смысле морды бить. Одного пацана этот горе тренер за провинность два раза ударил. Как мне это не понравилось. Сказал тренеру, что приду сам заниматься, чтобы не повадно ему было мальчишек лупить, и пришёл.

В тот день пришел я пораньше. Мальчишки по углам жмутся, а в зале парень разминается. Здоровый такой, как слон. Техничный. «Надо же, откуда такой взялся», ­ думаю. Познакомились. Ростислав из Уфы. Размялись, пообщались, подружились. А тренер во мне конкурента увидел, не по душе ему, что я пришел. Кстати, я потом группу у него забрал. Уж больно мне те два удара не понравились. Четыре года я бесплатно там детей тренировал. А Ростислав помог мне с работой. Приняли меня на 8­ю базу. Она за поселком была, я и не знал, что такая есть. Я там такую революцию произвёл. Они­то спортсмена брали, а я им лучший парк техники сделал. Станочный парк был ­ куча металлолома. Станки из мусора собирал. Не всегда снабженцы знали, что конкретно надо. Тащили всё подряд: старое без документов, ненужное… Уважаемым человеком был. Меня там на руках носили. Я выкручивался, переделывал, собирал заново, ремонтировал. Мне как лучшему специалисту первый дом построили, потом еще вокруг меня пять домов поставили, маленький посёлок получился, даже огород был, но это была вотчина жены, я туда не лез.

Мне многое пришлось в жизни попробовать. Я рыбу ловил в ­40, и при этом жил тут же на берегу в палатке. А хорошо – компания интересная, свежий воздух. Или лес мы валили, а из инструмента пила «Дружба». Пила старая, принадлежала такому же старому ханту. Он посмотрел, как мы работаем, пилу забрал. Мы тогда за один день 17 хлыстов свалили. Сказал, что­то сломалось и унёс (Смеётся). Пожалел инструмент. Так что, валили лес ручными пилами. Мороз, сугробы по пояс – попробуй, подберись к дереву! Ход пилы маленький, но работали. А как там дышалось. Воздух чистый, бодрит! Вокруг тайга! Красота необыкновенная!!!

А ещё помню один из залов, который пришлось обустроить. Точнее построить. Мне начальник базы предложил оборудовать небольшое помещение за сценой в здании нового клуба под зал бокса. А комнатка маленькая ­ 30 метров, уж я там разошелся (смеётся) ринг железный сварили, оборудовал по последнему слову, построил балкон, пристроил кой­чего, тут подкрутил, там прибил. Получился зал 12Х12. Вот только после моего ухода его быстро переоборудовали под склад. Я очень расстроился, когда увидел, что с плодом моих трудов сделали… Я вообще трепетно отношусь к оборудованию залов. Всё должно быть функционально. Правильно. Тогда тренироваться можно эффективнее, от этого зависит конечный результат ребят. Нельзя накидать в зал всякий хлам, а потом требовать титулов и медалей. Не будет толку от ребенка, если зал бестолковый.

«Моя цель ­- вырастить мужчину»

***

Так начинался Тренер, Тренер с большой буквы. Тогда Станислав Матвеевич ещё не знал, что среди его воспитанников будут два Мастера спорта Международного класса, семь Мастеров спорта России. Тогда в залах под его чутким взором ещё не тренировались  маленькие Ваня Плюхин, Андрей Сюмин, Андрюшка Трунов, Саша Чернявский, Женька Путилов, Леша Тараторкин, Стас Гындыбин, Расул Джааев. Тогда ещё не было тренера­преподавателя «Специализированной детско­юношеской спортивной школы олимпийского резерва Нижневартовского района». Тогда Слава Березин ещё не был главным судьёй и организатором турнира памяти Генерала СССР Собянина в посёлке Игрим,  не занимался курированием бокса в посёлке Берёзово. Да что говорить, Женя Градович и Руслан Проводников ещё даже не появились на свет. Будущим чемпионам Мира среди профессионалов ещё только предстояло пройти этот непростой чемпионский путь. Но уже был человек, которому предстояло стать «Заслуженным тренером России», уже был Станислав Матвеевич Березин, который своей уверенной рукой провел мальчишек к вершинам мирового бокса.

Поделиться статьей:
  • 4
    Поделились
  1. 24 апреля 2020 года ушел из жизни замечательный человек, учитель, наставник, Заслуженный тренер России по боксу Станислав Матвеевич Березин. Нам посчастливилось прикоснуться к истории его жизни: буквально несколько месяцев назад мы делали с ним интервью, рассказывающее не о великом тренере, каким он стал, а о молодом человеке Станиславе, о пути его становления…. Его роль в жизни молодых ребят, только-только вступающих на ринг жизни, была огромной! Это человек, который своей уверенной рукой провел мальчишек к вершинам мирового бокса. Сегодня мы скорбим вместе с его близкими и родными, с его воспитанниками и коллегами, и выказываем слова соболезнования об утрате…

Добавить комментарий для Автограф Отменить